Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Снова о «дедовщине» в армии

Общество

Когда-то, в начале 80-х довелось мне служить в одном учебном подразделении почти в центре России. Еще на вокзале хмурый капитан, забиравший нас с призывного пункта, честно признался: «Ребята, готовьтесь, будет очень не просто. Даже не от службы. А от порядков, которые царят там уже не один год». Мы как-то не придали этому особого значения, все-таки слышали кое-что про армейские чудеса, хотя внутренне подобрались, конечно.

1 6265

Грузовик, подобравший нас в месте назначения, полчаса добирался до учебки, затерянной в лесном массиве, совсем недалеко от спального района. Ну а там нас уже встретили «веселые» ребята, в пилотках, сдвинутых на глаза, выстроившиеся в ряд и с недобрым прищуром наблюдавшие, как мы по одному выпрыгиваем из кузова машины. Потом мы поняли, что это «дембеля», которым до гражданки оставалось служить кому месяц, кому два.

Сначала, когда капитан был еще при нас, изображали из себя гостеприимных хозяев, долго расспрашивали, кто, откуда, отбирали земляков, очевидно.

А потом, когда офицер ушел, без всяких манер вывалили содержимое наших рюкзаков прямо на землю и забрали все самое ценное: более-менее приличные личные вещи, зубные пасты, шампуни, съестные припасы, купленные родителями, бабушками и дедушками из расчета на неделю безбедной жизни. И, конечно же, деньги. Вот так закончилась наша гражданская жизнь...

В армии вообще интересные порядки, столько всяких недоразумений и настоящего идиотизма. Я вот, например, никогда не понимал, какой смысл выгонять солдат на утреннюю зарядку в 15-градусный мороз по форме «номер один». Это когда выбегаешь в одних штанах и сапогах с голым торсом. Естественно, оправдывали благими намерениями, что для нашей же пользы, чтобы быть крепкими и здоровыми, Родину защищать. Столько ребят потом болело разными ОРЗ и ОРВИ.

А бежать в противогазах в 30-градусную жару до потери пульса, когда пот застилает глаза, сердце колотится как у зайца, а дышать абсолютно нечем? А по приказу товарища «дембеля» после вечерней поверки, стоя у выключателя, обращаться к нему со словами: «Товарищ выключатель, разрешите вас выключить!» А петь колыбельную на ночь тем же старослужащим, и отсчитывать дни, сколько же «дедушке» осталось до приказа? А хоронить в лесу найденные на казарменном плацу бычки от сигарет, выкапывая при этом метровую яму и чуть ли не отпевать «безвременно ушедшего товарища «бычка»? А бить солдат за слишком медленное исполнение приказа по любому месту, не разбирая? Это называлось благородным словом – воспитывать, и часто делалось с разрешения и поручения вышестоящего «товарища офицера».

А заставлять молодого бойца вставать всеми четырьмя конечностями на перевернутую табуретку, а потом лупить его что есть силы солдатским ремнем с бляхой столько раз, сколько месяцев он отслужил? Это называлось «переводить из одной категории служащих в другую». Категории эти в разных регионах и частях по-разному назывались. Каждая последующая категория, имеющая временной отрезок в полгода, естественно, предусматривала определенные привилегии. Тех, кто отслужил в наше время год и больше, вообще уже никто не трогал. Даже офицеры, бывало, побаивались отправлять, например, на дежурство по кухне, бойца, который уже имел право быть неприкасаемым.

Мой отец, служивший в начале пятидесятых, часто рассказывал про армию, и, между прочим, никогда не говорил про такие случаи, которые перечислены выше. Были и у них, конечно, свои причуды. Но это, как-то больше касалось безобидных шуток и розыгрышей. А ведь то поколение пацанами вкусило запах войны, хоть и работали в тылу, ведь по 7-10 лет им тогда было всего. Если и были у них неуставные отношения, то держались они, скорее всего, на уважении к старослужащим. Получается, они были человечнее и добрее?

И сейчас, читая очередное сообщение о побеге из части с автоматом в руках очередного солдата, я нисколько уже не удивляюсь, почему он сбежал… А ведь служат они сейчас всего один год. Значит и года хватает, чтобы сломаться!

Можно ли победить «дедовщину» в армии? Может быть, ну ее к черту эту всеобщую воинскую обязанность, тем более, все равно во время призывной компании процентов 60-70 призывников оказывается кто больным, а кто калекой, и непонятно, правда это или ложь?

Но если все-таки невозможно создать нормальную боеспособную армию на контрактной основе, значит, нужно просто менять наше законодательство, вводить уголовную ответственность для каждого армейского командира, не выполняющего свои прямые обязанности, забывшего Устав, для каждого прапорщика и сержанта, приложившего руку или просто покрывающего случаи неуставных отношений. Разве так сложно это сделать?

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера