Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Разговор мамы и дочери, которая ждет ребенка

Беременность
Я думала, что подростковая беременность — проблема, которая может коснуться кого угодно, но не нашу семью. Пока дочь не объявила, что ждет ребенка...
1 24143
Машка громко хлопнула дверью: "Я лучше на улице сдохну, чем с тобой останусь!" Ну и ладно. Скатертью дорога! Я подошла к аптечке и, нащупав пузырек с лекарством, накапала себе спасительно-успокоительную жидкость. "Ты никогда меня не понимала! — все еще звучали в ушах слова дочери. — Мать называется!"

Ну надо же, какая дрянь! И это за все, что я для нее сделала! Сколько раз я просиживала у нее ночами, выслушивая про очередную несчастную любовь. Сколько раз, отпросившись с работы, мчалась к ней, когда у нее возникали неприятности в школе. Сколько раз подсказывала, как выпутаться из трудных ситуаций, казалось бы, безвыходных конфликтов со сверстниками! Мне казалось, что так будет вечно — дочь станет делиться наболевшим, а я, как мудрый гуру, — вести ее по жизни. Не вышло. Впервые в жизни дочь не посоветовалась, обошлась без моих наставлений. В итоге — беременность. И это в 15 лет! Я мучилась догадками — когда же это ситуация вышла из-под контроля? — пока не нашла дневник дочери.

Дочкины секреты
"11 октября. Владик сегодня подарил мне цветы. Странно, с чего бы это? Он вообще сегодня был очень нежный. И грустный. Говорит, его в этом году в армию заберут, а он еще девственник. Уговаривает меня попробовать — не хочет быть белой вороной. Может, согласиться? У нас в классе все девчонки уже попробовали. А Влад мне нравится. Лучше с ним, чем с кем попало. А что, глотнуть пива или вина для храбрости и вперед", — я читала и не верила своим глазам. И это моя дочь! Умница, красавица, гордость школы, а рассуждает, как последняя... И почему я раньше не нашла этот дневник? Прочти я эту запись два месяца назад, никакой бы беременности не было! А за "глотнуть пива" получила бы по мозгам!
Владик... Вот кто во всем виноват! Они познакомились полгода назад. Дочка тогда ввалилась с ним в квартиру, небрежно бросив: "Ма, знакомься, это мой друг". И доверительно шепнула мне в ухо: "Между прочим, он из хорошей семьи, так что радуйся".
Радоваться было чему: парень казался приличным. Старше ее на два года, ответственный, серьезный. Не раз говорил, что хочет поступать на факультет рекламы. Поступить ему, правда, не удалось, а на платное отделение у мамы, работавшей инженером-технологом, денег не было. Она воспитывала сына одна. После провала в вуз стало ясно, что Владу предстоит идти в армию.

"27 октября. Ура, я сделала это! Я стала женщиной!!! Влад позвал меня к себе домой, когда мама была на работе и..." Дальше вся страница была разукрашена какими-то вензелечками, сердечками и цветочками. Господи, какая же она у меня еще дурочка! Думает, что взрослая, а на самом деле дитя... "Честно говоря, мне было больно. Я не поняла, что девчонки нашли в этом сексе. Но Владу понравилось. Сказал, что теперь любит меня еще больше. Рассказать ли об этом маме? Не стоит — будет орать". Орать! Да я бы ее за это прибила, и я этого Влада из хорошей семьи заодно! Дальше шли пустые страницы. Я уже хотела было захлопнуть дневник, как вдруг обнаружила еще одну запись, сделанную через месяц после того самого памятного события: "Влада забрали в армию. Мне ужасно одиноко. Скорей бы он возвращался! Хотя я пока не пойму, люблю ли я его или он мне просто нравится. На душе гадко, чувствую себя еще хуже: слабость какая-то и подташнивает. И месячных почему-то нет. Наверное, авитаминоз".
Через три дня новая запись: "Тест показал, что я беременна! Какая же я дура — Влад ведь предлагал надеть презерватив, так нет, сама отказалась! Что теперь делать?!"
И через строчку еще одно предложение: "Завтра пойду сдаваться маме. Ужасно боюсь". Она действительно "сдалась" на следующий день. Узнав о беременности, я пришла в такую ярость, что влепила ей пощечину. Потом еще одну..Я колотила ее по щекам, не в силах остановиться. В голове все смешалось: злость на Машку, ненависть к Владу, страх за будущее дочери... Кончилось тем, что Машка заорала, что лучше сдохнет на улице, чем останется со мной, и ушла из дома.

Направление на аборт
Прошел день. Дочь не возвращалась. Я места себе не находила. Где моя девочка? Куда она пошла? А вдруг она что-то с собой сделала? А если ее убили? От этих мыслей у меня подкашивались ноги. Как я вообще могла допустить, чтобы она ушла?! Я стала обзванивать ее подруг. Про Машку никто ничего не знал. И тут меня осенила мысль: а что если мама Влада знает, где Машка? Они ведь тесно общались, и моя дочь даже обещала ее навещать, "чтобы тете Марине было не так грустно".
Дрожащими руками я набрала номер Влада. Трубку долго не снимали. Наконец на том конце провода прозвучало неуверенное "Алло".
— Здравствуйте, Марина Алексеевна. Это Виктория, мама Маши.
— Мам, это я, — после короткой паузы ответил мне голос в трубке. — Марина Алексеевна на работе.
— Маша?! Что ты там делаешь?
— Живу. Мама Влада пустила...
— Маша! — от волнения у меня пересохло в горле. Я еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться от счастья, что дочь жива. — Доченька, нам надо поговорить. Пожалуйста, приезжай домой! Я очень волнуюсь за тебя...
Машка явно колебалась, но через пару минут буркнула:
— Хорошо. Приеду.
Через час мы уже сидели на кухне.
— Ну что, мир? — я протянула дочери чашку с чаем.
— Мир... — неуверенно ответила она.
— Какая у тебя задержка?
— Не помню, недели три, кажется.
— У врача была?
— Нет еще...
— Так чего ты ждешь?! — завелась, было, я, но тут же взяла себя в руки. — Маша, я не виню тебя в том, что произошло. Но ты забеременела по глупости, по незнанию. Прошу, не наделай глупостей дальше. — Я сделала паузу и твердо произнесла: — Надо срочно делать аборт. Иначе загубишь всю свою жизнь. У тебя еще будут дети...
Машка молчала. И тут меня снова начали захлестывать эмоции:
— Ты еще раздумываешь?! Я приказываю тебе, слышишь? Делай аборт!
Она тихо, но твердо сказала:
— Я не позволю тебе убить моего ребенка. Хватит командовать. — Боже мой, какие мы взрослые! А кто будет растить твоего ребенка, ты подумала? Кстати, неизвестно еще, здоровым ли он родится — ты сама еще ребенок! Ты что, хочешь ходить с пузом, а потом с коляской, пока твои одноклассницы будут отрываться на дискотеках и поступать в колледжи-институты?
Разговор снова закончился скандалом. Машка снова хлопнула дверью и ушла. Благо на этот раз я знала, где ее искать.

Возвращайся домой!
На другой день позвонила мама Влада и стала убеждать меня в том, что Маша поступает правильно. Ах, вот откуда ветер дует! Ей внуков хочется!
— Я сама была в шоке, когда Маша во всем призналась. Считаю, что тут есть и моя вина — не доглядела за Владом, не объяснила. Но раз так получилось, пусть рожают. Мы же с вами еще молодые женщины, поможем!
— Да вы с ума сошли! Они сами еще дети! Как дети могут рожать и воспитывать детей?!
Марина Алексеевна вздыхала в трубку, соглашалась со мной и... снова начинала убеждать в том, что лучше рожать, чем прерывать беременность. Разговор закончился на повышенных тонах. Я попросила к телефону Машу:
— Маша, времени остается мало! Когда ты, наконец, надумаешь, будет уже поздно. Завтра же идем к врачу!

Но дочь упрямо твердила, что делать аборт — грех. И где только она набралась таких убеждений?! Дело кончилось тем, что Машка вообще перестала подходить к телефону, а мать Влада сообщала мне скупые новости о дочери: "Токсикоз... Гемоглобин ниже нормы... Да, в школу ходит, но тяжело сидеть на уроках... Нет, учительница еще ничего не знает..." У Машки, по моим расчетам, шел уже четвертый месяц беременности. Настаивать на аборте было поздно. Но и примириться с появлением этого ребенка я не могла. Чтобы я в свои 38 лет стала бабушкой! Бросила работу (или, наоборот, нашла дополнительную), чтобы тянуть внука?! Ну, уж нет! Хочет, пусть рожает! Добренькая свекровь поможет.
И вот однажды мне приснился жуткий сон, будто я захожу в Машкину комнату, а ее там нет, слышно только, что она плачет. Я зову ее, ищу в шкафу, под кроватью — нет. А плач становится все громче, надрывнее... Мечусь по квартире, пока, наконец, не обнаруживаю ее на балконе. Она сидит в углу: маленькая, испуганная, съежившаяся от холода, и протягивает мне спеленатого младенца. Проснулась я в холодном поту. Еле дождалась утра, позвонила:
— Доченька, это мама, — я уже не сдерживала рыданий. — Возвращайся! Как-нибудь воспитаем...
С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера