Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

История, которая произошла со мной

Отношения
Раз в год обязательный медосмотр, казалось, не должен был преподнести никаких сюрпризов. Подумаешь, хирург, гинеколог, окулист, терапевт и еще флюорография. Знаем, бывали в этих кабинетах, не первый раз проходим рутинную процедуру.
0 7086
 Так, или приблизительно так, думала я, когда, читая томик Донцовой, ожидала свою очередь к терапевту. Всего-то делов осталось: «вдохните-выдохните», синенький штампик с фамилией врача в медкнижку и долгожданный вывод «годна к работе». Но молодая врачиха почему-то не спешила меня отпускать. Постучав острым гелевым ноготком по моей карточке, она строго изрекла:
— В целом вы здоровы. Но вот на лишний вес я бы на вашем месте обратила особое внимание...

Мой лишний вес? Если бы грянул гром и разверзлись небеса, удивилась бы не больше. Да я самая легкая из всех, кто трудится в детском садике «Ромашка»! Ну да, есть чуть-чуть жирка на животе и бедрах, да и руки у меня не худые, но ведь это же не причина для паники и тем более не повод, чтобы садиться на диету! А терапевт тем временем безжалостно продолжала:
— Срочно нужно худеть! Ведь вам только тридцать пять лет, а лишних килограммов десять уже набрали. Мой вам совет: не ешьте после шести, пейте больше воды, откажитесь от...
Я впала в ступор. Перечень запрещенных продуктов напоминал список контрибуции, которую необходимо выплатить выигравшей в войне стороне. Война с собственным телом? Увы! Пока я в ней явно проигрываю. Сделав из услышанного такой неутешительный вывод, на ватных ногах вышла в приемную и театрально повалилась на ближайший от дверей стул. Достала из сумки мобилку и набрала номер мужа. Андрей не ответил. «Вот так всегда. Я узнаю, что серьезно больна, а он занят!» — излила душу старушке, что сидела рядом. Та укоризненно покачала головой, соглашаясь со мной: мол, ох уж эти мужики, никогда их нет, когда нужны...

Кому посетовать на жизнь? Позвонила сестре Людмиле. Если бы не крайняя нужда выговориться, ни за что бы к ней не обратилась! Сестра ответила после первого же гудка. Не дослушав сбивчивый монолог о том, что мне теперь хоть вешайся, потому что ничего хорошего и приятного в жизни уже не светит, Людка грубо оборвала меня:
— Опомнись, Наташка, — ее низкий голос звучал резко. — У тебя что, больше проблем никаких нет? Хочешь, расскажу о своих болячках? У меня список побольше твоего будет. Но разве ты об этом знаешь? Ты же никем, кроме себя, любимой, не интересуешься!
Я не удивилась ее безжалостной тираде. Бездушие — второе и, похоже, настоящее имя моей сестрицы.
— Ладно, давай заканчивать, — обиженно протянула я. — Перезвоню еще раз Андрюшке, может быть, он уже освободился и поговорит со мной! Упоминание о муже разозлило Людку до остервенения:
— Ну, хоть его оставь в покое! — заорала она. — Бедный мужик! Дуреха в жены досталась! Не забивай Андрюхе голову своими глупостями! И сама не кипишуй. Парочка лишних кило вовсе не беда, а так — неприятность...
И чего это я жду сочувствия от Людки? Оставшись старой девой, она мне просто завидует, поэтому и злится. Расстроенная и обиженная на весь белый свет, потащилась домой. Еле дождалась мужа с работы.

— А что у нас на ужин, мышонок? — спросил он, едва переступив порог. Аппетит у благоверного всегда был отменный. Он лопал все, что и как бы я ни приготовила. Но на этот раз пришлось его разочаровать.
Молодая врачиха строго сказала: «Вам нужно срочно сеть на диету. Вы и так уже набрали лишних десять килограммов.
— Ничего, — шмыгнула носом, намекая, что вот-вот зареву. — Мы, Андрюш, с сегодняшнего дня на диете... Слово «мы» выделила интонацией. Нет, с весом у мужа было все в порядке, я бы даже сказала, что Андрюшка мой в этом вопросе был немного в минусе. Вот ему пара-тройка килограммов точно не помешала бы. Жаль, что нельзя каким-то волшебным образом у меня забрать ненавистный жирок, а ему добавить. Убили бы двух зайцев сразу... Когда брела домой из поликлиники, мысленно представляла, что муж станет объедаться котлетами и пирожными в то время, когда я огромным усилием воли вынуждена, буду отказаться от любимых вкусностей. Это несправедливо! Как там говорится в клятве мужа и жены? «Вместе в радости и печали...» Вот пусть «в печали» и поддержит меня. Так решилась судьба супруга. Со слезами на глазах я пересказала мужу советы терапевта.
— Ты понимаешь, Андрюша, врач говорит, что нам необходимо поменять режим питания. С завтрашнего дня начинаем новую жизнь. В нашем доме отныне едят только здоровую пищу, — тоном, не терпящим возражений, подвела я итог сказанному.

На следующий день пошла в супермаркет. Гордо прошла мимо мясного отдела, миновала очередь в колбасный, отвернулась от ассортимента кондитерских полок и, притормозив на минутку возле рыбной секции, усилием воли двинула себя дальше. Возле стеллажей с диетическими продуктами было безлюдно. «Вот ведь не задумывается народ о своем здоровье!» — скорее с завистью, чем сожалением, сделала вывод. Обезжиренные йогурт, молоко, кефир, низкокалорийные хлебцы, соевые котлеты и смесь хлопьев... Как оказалось, продукты стоили ой как недешево! А я, наивная, еще сэкономить хотела на них. Вечером накормила мужа соевым бифштексом и салатом, который впопыхах, кажется, даже забыла заправить растительным маслом.

Андрюшка безропотно умял все
, запил чаем без сахара и, казалось, был доволен.
— Ну как? Вкусно? — уточнила участливо, с усилием проглатывая очередной листочек салата.
— Конечно! — Муж вскочил из-за стола, видимо, опасаясь, что буду заставлять его съесть еще добавку. — Я, пожалуй, схожу в гараж...
Два дня спустя нас навестила сестрица. Она (спорю на эклер!) специально подгадала время и заявилась как раз перед ужином. Увидев на столе хлебцы и салат из морковки, Людка категорически потребовала от меня объяснений.
— Ты собираешься этим кормить мужа?
— Да, — подтвердила робко.— Диета...
— Ты хочешь, чтобы Андрей тоже похудел? Нет, ты посмотри, на кого он похож, бедолага... — Она вытащила мужа на середину комнаты и стала вертеть им. — Только кожа да кости! Ты решила уморить горемыку голодом?! Когда мы остались вдвоем, я упрекнула мужа за позицию невмешательства.
— Ты не встал на мою защиту! Людка по-всякому оскорбляла меня, а ты молчал! Ты был с ней заодно! Изменник! Шла к концу вторая неделя нашей новой жизни. Я безмерно страдала. Хлебцы застревали у меня в горле, от одного вида овсянки пропадал аппетит... Я представляла, как муж будет объедаться котлетами и тортами, а я вынуждена от вкусного отказаться...

Сядем на диету оба!
Мне снились сочные пельмешки в остром соусе, нежные пирожные с воздушным кремом, а за одну-единственную шоколадку отдала бы все соевые котлеты на свете. Я голодала и страдала, а мой Андрей, казалось, вовсе и не мучился! Он съедал все, что я готовила, без слова упрека, без протеста. Впервые в жизни я пожалела, что муж такой покладистый. «Лучше бы он стукнул кулаком по столу, потребовал курицу гриль и любимых пирожных... — думала с тоской. — Наелись бы от души и забыли о похудении!» Но муж молчал, как партизан на допросе, поэтому пытка диетой перевалила уже на третью неделю. Впрочем, обнаружились и положительные моменты голодания. В голове как-то посветлело, и я неожиданно стала замечать то, что раньше ускользало от моего сытого взора. В последнее время супруг стал позже приходить с работы. Вечерами он уже не сновал печально по квартире, изредка гипнотизируя холодильник, а спокойно читал газету на диване. Но главное — диета не испортила хорошее настроение! Я, естественно, поинтересовалась причинами таких метаморфоз. Муж рассмеялся:
— Наташка, да ты никак ревнуешь? — обнял меня, поцеловал в ушко и объяснил. — Задерживаюсь потому, что беру дополнительную работу, к постным харчам я уже как-то попривык, а настроение отличное... потому что у меня замечательная жена, хорошая квартира и неплохая работа. «Что еще нужно человеку, чтобы достойно встретить старость?» — выдал Андрюша цитату из своего любимого кинофильма. Я промолчала, но не поверила. Печенкой чувствовала: что-то здесь нечисто! На следующий день проследила за мужем. Он вышел с работы в шесть, а без пятнадцати семь уже подходил к дому, где живет моя сестрица!
«Так вот оно значит как... Вот они со мной как... — задыхалась от злости и унижения. —

Андрюшка мне изменяет?
Мне?! И с кем?! С моей сестрой! Предатель!» Пришлось это признать. Хотя еще два часа назад скорее поверила бы, что веду генеалогическое древо от королевы Марго, но только не в то, что мой добрый, безропотный Андрюша решится мне изменить. Ну, я им сейчас устрою Варфоломеевскую ночь! Перепрыгивая через две ступеньки, взлетела на шестой этаж без лифта. Возле Людкиной квартиры отдышалась и уже хотела позвонить, да вовремя заметила, что дверь не заперта. «Тоже мне конспираторы!» Андрюшкино пальто отдыхало на плечиках вешалки, ботинки скромненько дожидались хозяина в углу прихожей. «А дома у мужа не допросишься порядка!» — зло подумала я, откинула свою сумку в сторону и ринулась сломя голову в кухню, откуда доносились довольные голоса любовничков.

— Ты что здесь делаешь?! — заорала я с порога и... остолбенела. Людмила, подпоясанная ярким фартучком, хлопотала возле плиты, а мой супруг вовсю уминал ужин. На тарелке перед ним горкой лежала жареная картошка, вершину которой украшала огромнейшая отбивная. Андрей как раз поддел ее вилкой, да так и замер в испуге. Повисла пауза. Я, обалдевшая от увиденного, привалилась к косяку. Муж вдруг ожил и судорожно, откусывая большие куски мяса, стал есть. Масло вперемешку с соком побежало по подбородку, и несколько капель упало на свитер, подаренный мной на Новый год. Не отвлекаясь на такие мелочи, супруг в мгновение ока прикончил отбивную, нервно вздохнул и жадно принялся за остывающую картошку. Он как будто боялся, что я отниму такой вожделенный ужин. А Людка, успев опомниться, развернулась ко мне и воинственно поинтересовалась:
— Как это — что делает? — И, подлая, подбоченилась. — Сама не видишь?! Человек ужинает. Нет, она еще спрашивает! Посадила зачем-то на диету и не подумала, долго ли мужик протянет на таких харчах. Бедняга уже еле-еле держался на ногах. Если бы не я, не было бы у тебя мужа: или умер бы, или подал бы на развод! Так что, дорогая, скажи спасибо, что сохранила ваш брак! Андрей, установив рекорд скоростного поедания, проглотил последний кусок картошки, отставил тарелку и встал.

У него был вид злоумышленника.

— Наташ, я это... того... перекусил малость. Но я... — На этом словарный запас мужа неожиданно закончился. К тому же, он стал громко икать. Ожидая взбучки, Андрей смотрел на меня с немым отчаянием и слезами на глазах. Я уже набрала воздуха, чтобы устроить скандал... Но вдруг передумала. Смешной, перепачканный жиром, без вины виноватый муж вызвал во мне чувство неловкости и стыда. А тем временем сестра, держа поварешку наперевес, смело пошла в атаку.
— Тебе не стыдно?! — Стала отчитывать меня, гладя икающего Андрея по волосам, как маленького мальчика. Посмотри, до чего ты его довела!
Муж внезапно перестал икать. Видно, с еще большего перепугу. «Да уж, и вправду довела мужика. Тайком бегает налево, чтобы поесть... Скажешь кому — не поверят и засмеют», — с запоздалым раскаянием подумала я.
— Извини, Андрюш, — тяжело опустилась на табуретку. — За диету эту... И вообще за все извини... Сестрица и муж опешили. Они ожидали чего угодно: упреков, скандала, битья посуды, но только не моего чистосердечного покаяния.
Я глубоко вдохнула запах мяса, жареной картошки с луком, и от стыда и голода даже закружилась голова.
— Знаешь что, сестрица, положи-ка и мне нормальной еды, — попросила Людмилу, жадно пожирая глазами сковородку с отбивными...
С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера