Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Усыновление собственного ребенка

Дети
Я уже много лет работаю инспектором по охране детства в районном отделе народного образования и потенциальных усыновителей повидала немало. В моем кабинете побывало множество супружеских пар разного возраста, социального статуса, материального достатка, но всех их объединяла общая беда — бесплодие и общая надежда — стать, наконец, родителями. В тот день тоже пришли двое.
0 19804
 
Ей — около тридцати пяти, ему — чуть за сорок. Респектабельные, хорошо одетые, невооруженным взглядом видно, что небедные, но без снобизма, или, как говорит мой двадцатилетний сын, без распальцовки. Оба слегка напряжены (что, в общем-то, понятно: не в кино ведь пришли), очень сдержанны — говорят исключительно по делу.

— Мы хотим усыновить ребенка, — начинает женщина и пододвигает ко мне папку с документами. Листаю бумаги — полный комплект. Киваю: «Все в порядке», но тут замечаю, что в справках о заработной плате сумма проставлена в рублях. Присматриваюсь — печати московских фирм.
— Мы с мужем уже седьмой год проживаем и работаем в Москве, — поясняет женщина, а мужчина жестко рубит:
— Но граждане Украины. Поэтому к вам...
— Но ведь я должна обследовать ваши жилищные условия... Без этого нельзя!
— У нас отличная трехкомнатная квартира на Ломоносовском проспекте. Вот документы на квартиру, вот фотографии комнат. Но, если нужно будет...
— Нет, этого достаточно, — перебиваю я. Пара мне симпатична: и то, с каким достоинством держатся, и то, как мужчина быстрым жестом пожал ладонь жены, мол, не бойся, я здесь, рядом.
— Итак, с документами у вас полный порядок, — повторяю я. — Теперь вы должны составить список требований к усыновляемому ребенку: желательный возраст, пол, внешность и так далее.
А как только появится подходящий...
— Он появится со дня на день, — сказала женщина и, перехватив мой недоуменный взгляд, пояснила: — Мать этого ребенка должна родить на этой, в крайнем случае — на будущей неделе. Она точно напишет отказ.
— Так нельзя! — горячо возразила я. — На новорожденных отказников, знаете, какая очередь? Люди годами ждут!
Мужчина с женщиной быстро переглянулись. Их взгляды были явно говорящими, но я «сказанного» не поняла, будто общались они на неизвестном мне языке.
— Это невозможно! По нашим правилам...

— Мы хотим усыновить незаконнорожденного ребенка моего мужа, — сказала женщина, глядя мне прямо в глаза.
Я начала было объяснять, что ее супругу совершенно необязательно усыновлять собственного ребенка, пусть даже внебрачного, достаточно признать свое отцовство и через суд получить право опеки над ним. Супруги молча, дослушали меня, потом женщина покачала головой:
— Этот вариант не годится. Мать ребенка состоит в гражданском браке и категорически не хочет, чтобы сожитель узнал об измене.
— Но, если мужчина будет думать, что это его ребенок, неужели согласится отдать его чужим людям на усыновление?!
согласился. Он безработный, денег на содержание малыша нет.
— Мне нужно перепроверить ваши документы, — заявила официальным тоном. — Приходите за ответом через неделю.

По большому счету, в мои обязанности входит только проверить наличие нужных бумаг и нормальных жилищных условий — тут у этой пары все было в порядке. Но я сознательно в конце их визита разыграла из себя бюрократку, потому что... Потому что не сходилось в их истории что-то, и это что-то «гуляло» у меня внутри, словно камешек в туфле. Потом поставила себя на место посетительницы и поняла, что именно: я бы никогда не смогла говорить об измене мужа и его внебрачном ребенке и в то же время с надеждой и нежностью поглядывать на него, словно ища поддержки и защиты. «Дело ясное, что дело темное», — подумала я и отправилась... к той беременной любовнице Н., которая собиралась отказаться от ребенка (ее фамилия мне была известна, место проживания узнала в адресном столе). Открыла молодая женщина — толстая, некрасивая, очень неухоженная: сальные волосы, руки, незнакомые с маникюром, застиранный халат без трех пуговиц... Чтобы такой мужчина, как Н., да еще имея красавицу-жену, клюнул на такую распустеху? Нет, здесь явно что-то не сходилось! Когда супруги-москвичи снова появились в моем кабинете, я задала ему вопрос в лоб:
— Ведь Оксана С. беременна не от вас, а от своего сожителя, верно? Сколько вы заплатили ей за этого ребенка?
Женщина ахнула и закрыла лицо руками, мужчина медленно достал из внутреннего кармана пиджака конверт, протянул мне:
— Если этого будет мало, то мы...

— Уберите. Лучше расскажите мне правду! Куда делась их былая сдержанность — словно платину прорвало. Перебивая друг друга, супруги выплеснули самое наболевшее. Женаты 15 лет, последние десять лечились от бесплодия. Денег на это потратили столько, что можно было бы на Рублевке купить дом. Заключили договор с суррогатной матерью, девушкой из провинции. Искусственное оплодотворение прошло успешно, но в раннем сроке у ее случился выкидыш. Сами они узнали об этом только через восемь месяцев. Все это время девушка жила у них в квартире на всем готовом и имитировала беременность. Перед самыми «родами» сбежала, прихватив значительную сумму денег. И вот теперь на этого действительно купленного ребенка последняя надежда.
Я нарушила не одну, а несколько должностных инструкций, но помогла этой паре с усыновлением. Пусть будут счастливы!
С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера