Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Отпуск в летнее время

Отдых
В школе мы с Лизаветой были как сестры. С годами такая дружба не ржавеет. Но теперь я сомневаюсь в правильности этого утверждения.
К лету все сложилось не так, как мы мечтали. Денег не хватало не то чтобы на отдых в Европе, но даже на Крым. Мы с Мишкой молча рассматривали наши отпускные фотографии, сваленные в одну кучку на столе. Тогда я вспомнила о школьной подруге.
0 7348
— Слушай, Мишка, а давай махнем к Лизке? Она приглашала нас зимой...
— Так, может, она именно на зимний период и приглашала, — пытался пошутить муж. — Представляешь, мы с тобой на коньках чешем к Азовскому морю...
— Да брось ты, — обиделась я. — Мы в школе с ней были как сестры. Не зря же она к нам зимой завалила со всем семейством. Я ей перезвоню. Ты как?
— Попробуй, — согласился Мишка. Он тоже устал за этот год и мечтал полежать на горячем песке не меньше, чем я. Тем же вечером я связалась со школьной подругой. То ли связь была плохой, то ли Лизка мчалась к телефону, преодолевая барьеры, но голос у нее был нервным.
— Да, помню, как же! — говорила она.
— Приезжайте, я все устрою! Точно скажите, на какое число приготовить дом?
Для нас — дом? Я аж засияла от радости. Положила трубку и сказала мужу: — Вот видишь! Старая любовь не ржавеет, как и школьная дружба. Лизка нас ждет двадцатого и специально приготовит дом. Ишь, капиталистка выискалась! О том, что моя бывшая одноклассница Лизавета стала собственницей пансионата на берегу Азовского моря, на Арабатской стрелке, я узнала полгода назад.
Денег не хватало не то чтобы на отдых где-нибудь в Европе, но даже на южные курорты страны.

Мы вспомнили об одном обещании.

Мы не виделись пятнадцать лет, но зимой она напомнила о себе сама. Позвонила и расстроено сообщила, что срочно нужно привезти сына в Киев на консультацию, и спросила, не смогут ли они остановиться на пару дней у нас.
— Да о чем речь, Лизка! — я по-настоящему обрадовалась, но, говоря с ней, окинула взором свои двухкомнатные «хоромы», на которых кучно, но дружно, уживались мы с мужем, двое наших отпрысков, добряк бассет - хаунд Дэзи и наглый рыжий кот Бергамот.
— Мы на пару дней, — сообщила Лизка, когда мы наконец перестали обниматься, вспоминать школу, друзей детства, которых жизнь разбросала.
— Да сколько надо, столько и живите, — брякнула я и посмотрела на мужа. Мишка как раз вернулся с ответственного задания по временной эвакуации основной части нашего семейства к бабушке.

Свекровь чуть удар не хватил
, когда она увидела сына с чемоданами, двумя улыбающимися и одновременно дерущимися внуками, Дэзи на поводке и Бергамотом в корзинке. «Тебя Ната выгнала?» — спросила свекровь упавшим голосом. «Датычто, мам! — возмутился Миша. — У нас просто гости, их негде разместить. Можно, дети и Дуся с Бергамотом у тебя пару дней перекантуются?» Так была решена проблема спальных мест для Лизы и ее сынишки. Мы с Мишкой перебрались на два кресла-кровати, в которых спали наши ребята, а гостям отдали в их полное распоряжение свою спальню. Лизка здорово изменилась за эти двадцать лет. Нет, дело не в том, что она располнела и очень ярко, даже вызывающе красилась. Я с сожалением подумала, что подружка стала какой-то завистливой. В свободное от врачебных консультаций время она поглаживала рукой мех моей шубки, внимательно ощупывала мягкий трикотаж свитеров, обнюхивала каждую вещь в доме и вздыхала:
— Вот оно как живут люди в столице!
— Да ты о себе расскажи, — просила я.
— А что рассказывать? — продолжала вздыхать она. — Пашем с утра до ночи, как проклятые. Выкупили старый колхозный дом отдыха на берегу моря, ремонтируем его, хотим сделать частный пансионат. Работы — выше крыши.
— Так у тебя свой пансионат? — я не могла понять, почему она так откровенно завидует нам. — Лизка, да ты буржуйка! А той, словно елеем на рану капнули: она заулыбалась и обмолвилась:

— Приезжайте в любое время! Для старых друзей, конечно, все бесплатно! Вместо пары дней Лиза прожила у нас две недели, и каждый день, возвращаясь домой, я лихорадочно думала, чем бы еще таким столичным удивить гостей, чем накормить, куда сводить. Мы с Мишей устроили им настоящую развлекательную программу, в которой был и концерт во дворце «Украина», и цирк, и китайский ресторан, и театр имени Франко, и прогулки по Андреевскому спуску. Когда мы провожали гостей на вокзал, я беспокоилась только о том, как теперь залатать дыру, образовавшуюся в семейном бюджете после наших широких жестов. Лизка на прощание напомнила:
— Наташка, теперь я жду вас в гости... Поэтому девятнадцатого июля мы загрузили багажник машины подарками («Едем ведь на бесплатный отдых! — говорила я Мише. — Надо хоть подарков столичных привезти») и ранним утром выехали в сторону юга. До места назначения с разными дорожными приключениями добрались за полночь. Лизкин пансионат представлял собой десяток покосившихся деревянных домиков, обнесенных колючим забором. У входа, являющего собой скрипучие деревянные ворота, стояла сторожка, в которой мирно храпел полупьяный дедок. Мы насилу пробудили его от спячки и стали объяснять, кто мы и зачем приехали.
— Мест нету! — компетентно пояснил он и уже хотел было снова завалиться спать, но Миша схватил его за рукав и стал настойчиво расспрашивать, где нам найти хозяйку пансионата.
— Лизавету? — удивился дед нашей информированности. — Они с мужем в Греции. Недельки через две будут, когда очередная партия подвалит и надо будет бабки сшибать. А сейчас мест нету! И, похоже, не врал.

Несмотря на глубокую ночь
, окна домишек были освещены, и из каждого, словно соревнуясь друг с другом, раздавались разудалые пьяные вопли. Народ отрывался на полную катушку... Сторож махнул рукой, сказал: «В город едьте! Там угол можно снять недорого». И откуда бы взялись силы после такой новости двигаться? Мы повернули назад по Арабатской стрелке и примостились на ночлег около лагеря дикарей. Скрутившись калачиками в салоне автомобиля, всю ночь вздрагивали от воя бродячих псов, кастрюльного звона в палатках, мощного храпа и хоровых пьяных песнопений. Когда солнышко только-только карабкалось на небосвод, мы, злые и не выспавшиеся, сели на песок, и Мишка мой угрюмо сказал: — Может, и правда, поехали в Геническ, снимем угол на пару дней. Не зря же мы отмотали тысячу километров?! Окунемся в море, а тогда уж — домой. Я заплакала от обиды: в багажнике окончательно растаяли и потекли наши столичные гостинцы: киевские торты, конфеты «Вечерний Киев». Мишка выгрузил под ближайшим кустом эту шоколадную кашу, и ее тут же окружили плотным кольцом бродячие собаки и коты. Мы сели в машину и поехали в Геническ. Потратив полдня на поиски и торги, мы заплатили тучной женщине 5 долларов с носа за ночь в комнатушке без окон. «Так даже вКрыму не дерут!»

— Мы с Мишкой решили не гнать машину, а ехать не спеша. Обедали в душистых степях, ели шашлыки в кафешках, ночевать в кемпингах возмутился Миша. «А что вы хотели? — удивлялась женщина. — У нас же море целебное! Грязи, лиман!» Наконец приплелись к морю. Это якобы «целебное море» около города представляло собой грязно-бурую водную поверхность с красивыми радужными масляными пятнами. Мы постояли, полюбовались пейзажем, но купаться не рискнули. Повалились на берегу на полотенца и проспали до вечера: сказывалась усталость. Ранним утром следующего дня поехали домой. Настроение у меня было хуже некуда, но муж, стараясь развеселить нас, болтал без умолку,. «Натка, хорошо, что мы взяли с собой все деньги!» — сказал он, когда решили не гнать, а ехать медленно, обозревая чудесные просторы нашей страны, и останавливаться в местах, которые понравятся.

Обедали под открытым небом
в душистых степях, ужинали в придорожных кафешках, ночевали в кемпингах, бродили по незнакомым городам, и когда через неделю вернулись домой, то вполне честно уверяли Мишину маму:
— Если не считать отдыха у моря, то можно сказать, что отпуск удался! Спустя две недели позвонила Лизка и обиженным голосом отчитала меня:
— Ну, Наташа! Кто так делает? Мы же договаривались на двадцатое августа, а вы примчались двадцатого июля! Подруга, да я просто не успела...
— Да ладно, Лизка! — сказала я и почему-то покраснела. — Все в порядке.
— Вот так на тебе всегда будут воду возить,— обиделся за меня Миша.
— Посмотрим, — ответила я беспечно. — Жизнь — непредсказуемая штука...
С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера