Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Брак по любви и брак по расчету

Отношения
Так невероятно повезло, что этот престарелый Ромео все же запал на мои молодые прелести. Теперь-то я заживу на славу, всем на зависть!
Сегодня полгода моей любовной связи с Андреем Сергеевичем. Он оказался щедрым, называл меня «цыпкой», сначала подарил тачку, потом квартиру, а уж про всякие шмотки и украшения говорить не чего.
0 6496
За все это я даже полюбила его сытое толстое тело, глазки навыкат и доброе, в общем-то, сердце. У дядьки была жена, двое отпрысков моего возраста, но для его полного представления об обычаях «фирменных чуваков» не хватало любовницы. Андрей так и говорил — «хвирменный», и переубедить его было невозможно. Познакомились мы в ресторане, где гулял, а я потела в официантках. В тот день дядька поманил меня толстыми пальцем и спросил в лоб:
— Хочешь, цыпка, жить по-королевски?
— А потянешь? — спросила я с откровенной издевкой в голосе.
— Обижаешь! — вздохнул он, и только позже я поняла, что этот человек слов на ветер не бросал: сказал — по-королевски, значит, так оно и будет.
Ох, и здорово после этой официантской нищеты, щипков за задницу и пошленьких предложений оказаться в двухкомнатной квартире на двадцать четвертом этаже нового дома. Весь город — на ладони, а смотреть на все сверху вниз — это, доложу я вам, такое удовольствие! Месяца полтора я вообще не выходила из дома, каждый день, недоверчиво рассматривая дорогую мебель, массу электробытовых приборов, мягкие ковры и красивую одежду в шкафу.

Неужели это все мое?
Дядька довольно жмурился, наблюдая мой искренний восторг, и, казалось, еще не остыл от желания удивлять меня своей щедростью. Но через полгода сладкой и праздной жизни я заметила в поведении любовника какие-то странные изменения. Андрей как-то осунулся, стал неразговорчивым, заезжал реже, да и то больше для того, чтобы справиться, все ли у меня в порядке и не нужно ли еще чего.
Инстинкт ответственности за прирученных у дядьки был бешеным, и это придавало уверенности в том, что его плохое настроение — явление временное и что он не оставит меня. Но дни шли, а Андрей продолжал играть роль отца. В этом были свои плюсы, ибо хоть за всю его щедрость я и полюбила его рыхлое тело, но ведь не сердцем же, а разумом! Наконец тревога заела настолько, что найдя в газете объявление частного детектива, мигом договорилась о встрече.

На нее явился худой
человечишко невзрачной серенькой внешности, молча, покрутил в руках фотографию Андрея Сергеевича и сухо сказал:
— Через неделю у вас будет полная информация. Аванс — сейчас! Выложила пачечку зеленых купюр, и детектив испарился. Через неделю он сидел передо мной и говорил, а я в это время листала толстую папку с кучей фотографий и каких-то записей.
— Главная новость для вас — у объекта есть «телка», - сказал детектив.
— Тоже мне — удивил, — недоуменно присвистнула я. — Это и так знаю. Я, пардон, и есть его телка. Скоро юбилей...
— Нет, — поморщился он, словно от зубной боли. — Это не о вас! Неужели вы думаете, что я жалкий любитель?
— Стоп! — до меня дошло. — С этого места поподробнее. У Андрея Сергеевича есть еще одна любовница?! Не может...
— Еще как может! — обрезал он сухо. — Краснопольская Венера Ивановна, двадцать лет, студентка, будущий историк. За последнюю неделю встречались, поработал семь раз, то есть каждый день. Объект приобрел.
Пока я соображала, что мне делать с конкуренткой, детектив почесал затылок и выложил еще одну неприятную новость:
— Еще... Против объекта органы готовятся возбудить уголовное дело.
— За что? — я чуть со стула не упала.
— Да как обычно для таких денежных мешков: взятки, уклонение от уплаты налогов. Ничего необычного...
— Что же делать? — спросила я беспомощно. — Ведь можно что-то сделать?
— А это уже не ко мне. Впрочем, если будет нужда, обращайтесь. Я подскажу вам адрес приличного адвоката, который поднаторел на защите нуворишей. Детектив поработал на славу. Я узнала даже то, чего и знать не желала. «Ну, ты, дядя, вляпался», — думала, рассматривая фотографии и изучая копии документов из папки. Наконец взгляд остановился на фотографии смазливой смешливой девчонки. «Так вот ты какая! Тоже мне, Венера Милосская! И чем только твои родители думали? Венера Ивановна! И что ты в ней нашел, дядька Андрей?!» Всю ночь я курила, пуская дым в потолок, и никак не могла сообразить, что делать дальше. Щедрого спонсора моей славной беззаботной жизни вырывали прямо из рук: прокуратура тянула в одну сторону, Венера Ивановна — в другую. И еще неизвестно, какое из этих зол было злее. Утром я вскочила ни свет, ни заря, помчалась по адресу, где проживала новая пассия моего щедрого любовника. Девочка собиралась в институт и через дверь ответила, что не знает никакого Андрея Сергеевича, а уж меня — тем более. Я стояла под дверью и ждала, когда Венерка Ивановна вынуждена, будет выйти, чтобы попасть в институт.

Она осторожно приоткрыла дверь
, я впихнула в щель ногу и предупредила:
— Слышь, ты, Ивановна! Тебе все же лучше выслушать меня. Тем более что я не жена дядьке, а все даже наоборот.
- Какому дядьке? Андрюше? — пропищала она, и я расхохоталась.
— Значит так, подруга! — рассуждала я. — Дела наши с тобой — хуже некуда. Дядьке, то есть Андрюше, светит срок лет эдак на десять-пятнадцать. Плюс полная конфискация. У него, конечно, пару миллионов на черный день где-то останутся, но нам с тобой от этого, ни холодно, ни жарко. Нам с тобой от этого — одна печаль. Поняла?
— Поняла, — тихо проблеяла Венера.
— За всю его доброту ко мне я, конечно же, предупрежу его об опасности. Но, с другой стороны, ты представь, сколько денег у человека отберет государство? Много! Поэтому наша задача перекачать часть содержимого карманов дядьки, то есть Андрюши, в наши. И ему безопаснее, и нам — польза! У нас с тобой еще вся жизнь впереди, согласна?
— Согласна, — пропищала она все таким же жалобным голосом, а потом поинтересовалась: Значит я у Андрюши не одна любовь?
— Верно, — обреченно ответила Венерка. — А что нужно делать?
— Во-первых, Андрюша не должен знать, что мы с тобой знакомы. Во-вторых, нужно придумать версии, согласно которым в самое ближайшее время нам понадобятся серьезные деньги. Например, я повезу больную родственницу на лечение за границу, а ты... Скажи, что беременна. Хотя нет! Аборт — и все. Давай-ка так: тебе предложили в институте стажировку, но на нее нужно как минимум двадцать тысяч. Идет? Смотри, не перепутай! У меня — больные родственники, у тебя — стажировка за бугром.
— Спасибо. Я так тебе благодарна! — прошептала Венерка наивно, хотя мой наметанный глаз определил с первой минуты: играет девочка в простушку, не такая уж она наивная и глуповатая, иначе не связалась бы с дядькой ни за что.
— Спасибо? — я рассмеялась. — Нет, Венера Ивановна. Меня другое интересует. За добрый совет — половину от двадцати тысяч отдашь мне. Запомни, вздумаешь шутки шутить — ничего не получишь. Я такое не люблю!
И я кинула на стол фотографии, где Венерка в самых недвусмысленных позах обнималась с нашим общим дядькой.
— Это — далеко не все, — предупредила ее.

Она на секунду стала
естественной, зло сузила глаза, но тут, же захлопала ими и прошептала: «Да чтобы я... Никогда! А вы будете держать меня в курсе?» «А как же!» — заверила я конкурентку и покинула ее еще новехонькую обитель. Через день дядька позвонил и сказал, что скоро приедет. Я бросилась в ванную, натерла глаза холодной водой и удовлетворенно глянула на себя в зеркало: ну будто бы дня два рыдала без передыху.
— Цыпка, что с тобой случилось? — тревожно спросил дядька, увидев мое перепуганное и расстроенное лицо.
— Ой, Андрюшенька! Так страшно! — и я по-настоящему разрыдалась от страха, что не смогу реально расплакаться. — Можно продать эту квартиру?
— Да ты что?! — удивился дядька; — Говори сию же минуту, что случилось!
— Моему племяннику необходима срочная операция за границей, иначе мальчик может погибнуть. Ужас!
— Сколько? — спросил он без сантиментов. — Сколько надо денег?
— Аж пятьдесят тысяч долларов, — сказала я, и сердце мгновенно замерло: испугала я дядьку или продешевила?
— Как-то все сразу... — вздохнул он.
— У кого-то еще горе? — спросила я, делая вид, что ничего не понимаю.
— Нет, просто... Ну, неважно.

Дам тебе денег, цыпка.
Только не плачь, солнце! Назавтра, верный своему слову, как офицер благородных кровей, дядька ввалился ко мне в квартирку и выложил на стол толстые пачки денег. Ничего себе!
— Тут шестьдесят тысяч долларов, — сказал он, подвигая деньги ко мне.
— Андрей, но ведь на операцию нужно пятьдесят, — хлопала я глазами.
— Эх ты, дите! — вздохнул он. — Это ж только операция — пятьдесят штук. А дорога, а питание, а проживание...
— Ой, я и не подумала, — завздыхала я, удивляясь: да он же золото!
А через день позвонила этой Венерке и сразу заявила:
— Слышь, Милосская- Краснопольская! Деньги у тебя, я это знаю. Готовь мои, сейчас подъеду!
Она открыла дверь не сразу, и я, подозрительно косясь по сторонам, вошла.
Нет, ужасных сообщников Венерки или наемных убийц видно не было. Она отсчитала десять тысяч.
— Зря вы так! Я — человек порядочный! И вас бы ни за что не обманула!
— А еще, наверное, хочешь оставаться человеком свободным до конца своих дней, — продолжила я ее мысль.
— Что вы имеете в виду? — она состроила преуморительную гримасу.
— А то, милочка, что дядьку, то есть твоего горячо любимого Андрюшу, могут арестовать со дня на день. Лично я уже шмотки собрала и завтра отбываю в теплые края на месяц-другой. И тебе советую сделать то же самое. Или ты думаешь, к тебе не придут люди в погонах?
— И правда... — расстроилась Венера. — Но институт... Что же мне делать?
— А это, дорогуша, решай сама.

На утро следующего дня автоответчик телефона в ее квартире отвечал всем перепуганным голосом самой Венеры: «Венера Краснопольская по этому адресу больше не проживает». «Ох, и быстрая девка!» — восхитилась ее проворностью. С одной справилась. Оставалось устранить вторую опасность, тут без Андрея, которому желала только добра, ну никак нельзя обойтись.
Он пришел на следующий день после отъезда Венерки. Расстроенный такой.
— Ну, как твой племяш, получилось цыпка? — спросил он грустно. — Уже прооперировали?
— Да наврала я все про племянника, — ответила я. — Ты сядь, Андрюша, нам с тобой серьезно поговорить надо.
— Ну-ну, — сказал он все так же грустно. — Теперь еще и ты... Что за сюрприз?
— Андрей, скажи честно: ты из-за Венеры расстроился? — спросила я.
— А ты откуда знаешь? — дядька открыл рот от удивления. Тоже мне, мачо! VIP-бизон! Эдисон эрогенных зон!
— Андрюша, давай я все по порядку расскажу. Значит, так. Звонит мне барышня и предлагает встретиться. Представляется твоей любовницей Венерой Краснопольской. Тычет мне какие-то бумажки и говорит, мол, Андрея Сергеевича посадят, я, говорит, тебе даю десять тысяч за то, чтобы ты исчезла с горизонта. Мол, тебе же самой безопаснее вот и будет, и мне, говорит, легче.

А потом поняла:
барышня решила пошарить в твоем кармане, деньги я у нее не взяла, а вот бумажки выкупила. Она жадная оказалась, стала требовать пять тысяч. Ну, я из тех шестидесяти, что ты дал на лечение племянника, и отстегнула. Вот они, Андрюша! Тебе сейчас надо о себе думать. И свои пятьдесят пять тысяч назад возьми. Так будет лучше для всех! Дядька обалдело смотрел на меня, потом взял документы и надолго углубился в их изучение. Когда он не смог высмотреть в них ничего нового, то скомкал и яростно швырнул бумаги в мусорное ведро.
— Цыпка! Это дела прошлые. Не имею я к ним отношения, хотя не раз меня пытались к ним привязать. Те, кто за это должен сидеть, уже давно сидят. И про Венеру, значит, тебе довелось узнать... Солнышко ты мое! Переживала?
— А то! — сказала я и заглянула ему в глаза. — Не знала, что и делать!
— А про племянника, зачем придумала?
— Во-первых, хотела тебя проверить. Думаю, если я для Андрюши уже ничего не значу, он мне не поможет. А когда ты деньги принес, я решила: сберегу их для любимого на черный день- вдруг, думаю, действительно, посадят.
Дядька даже немного прослезился от умиления.
Никогда не бросаю, если меня не бросают. Я мысленно зааплодировала: «Все, Венерка! Суши весла! Назад дороги нет!». А про деньги! Оставь их себе. Если бы не ты, я бы никогда не узнал, что такое сердце любящей женщины. Никого не хочу, кроме тебя! Одни гады вокруг! Так и норовят нагреть руки! А ты, цыпка, — ангел! На следующий день дядька велел ждать его дома и никуда не отлучаться.
— Это важно, цыпка! — сказал он. — Хочу тебя порадовать. Будешь довольна.

В полдень мы подъехали к красивому, как в сказке, огромному роскошному особняку. «Это тебе, цыпка», — сказал дядька и протянул мне документы. Потом взял за руку и повел внутрь. В одной из комнат осторожно огляделся по сторонам и показал спрятанный за шкафом сейф. Открыл его, и я увидела, что он полон денег. Сколько их тут: сто тысяч, двести, триста?.. Я ахнула, а Андрюшенька сказал: «Чтоб тебе, цыпка, никогда и ни в чем не было отказа». А через неделю дядьку Андрея Сергеевича посадили. Пока шло следствие, адвокаты добились для него меры пресечения в виде благословенной подписки о невыезде, и дядька в первый же день, не зевая, смотался за бугор. Через некоторое время я получила от него весточку. «Жаль, что не прислушался к твоим советам, цыпка! — писал он. — Будь счастлива. Замуж выйди! Детишек нарожай! Больше вряд ли увидимся. Твой Андрей». Я на всякий случай сожгла компрометирующее письмо и решила: сделаю все, как посоветовал мой дядька!
С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера