Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Певица и актриса Грейс Джонс

Биографии
Богиня диско, суровая воительница Зулу, прекрасная Мэй Дэй. Несравненная икона легендарного клуба Studio 54, «черная пантера» - это все она, неповторимая Грейс Джонс, или просто «Неистовая Грейс». Ей уже под шестьдесят, но возраст не мешает ей оставаться прежней и создавать вокруг атмосферу секса и порока. «Не могу сказать, что жизнь для меня только началась, но, во всяком случае, она продолжается», - уверяет певица и актриса Грейс Джонс.
0 35063


Жизнь Грейс
Мендосы Джонс началась 19 мая 1952 года на Ямайке, в Спэниш-Тауне - бывшей столице этого островного государства. Правда, этот главный населенный пункт Ямайки настолько мал, что вовсе не напоминает город. Зато именно здесь находится самая знаменитая в Карибском регионе церковь - собор Сент-Джеймс, старейший англиканский храм за пределами Англии. Именно этот собор и сыграл в судьбе Грейс особую роль, ведь отец новорожденной, Роберт Джонс, был священником этого храма и епископом всей Ямайки. Мать певицы и актрисы Грейс Джонс, Марджори, была домохозяйкой - типичной примерной супругой епископа. «Я родилась в чрезвычайно религиозной семье, - вспоминала сама певица и актриса Грейс Джонс в книге своих мемуаров «Ураган Грейс».


Поверьте
, Ямайка - это самое прекрасное место на земле, настоящий рай для любителей отдохнуть и расслабиться. Но если ваш отец епископ, то жизнь здесь может показаться не такой уж веселой. Все мое детство проходило в строгости и под неусыпным контролем. Мне нельзя было делать ничего неприличного и легкомысленного, нельзя было носить откровенные платья, петь популярные песни, читать любовные романы, и даже нельзя было играть с некоторыми соседскими детьми. Не разрешали носить бижутерию, а о том, чтобы напялить на себя брюки, оставалось только мечтать». Единственное, что было можно юной певице и актрисе Грейс Джонс, - это ходить в школу на уроки, в церковь на службу и читать Библию.


Все это доставляло
не слишком много удовольствия, но других вариантов она не рассматривала, да и, сказать по правде, сторонилась. «Помню, больше всего отец любил меня запугивать раста-манами, которых он считал сатанистами и воплощением всех грехов на свете, - рассказывает Джонс. - И это его воспитание было очень успешным - в детстве я, едва на нашей улице появлялись парни с косичками-дредами. бежала прятаться под кровать, бормоча молитвы, и даже подростком я старалась обходить их стороной...»

В 1962 году Ямайка добилась независимости от Британской империи, и к власти в стране пришли радикалы из Народной национальной партии - те самые растаманы, которых так боялся его преподобие епископ Роберт Джонс. Не желая мириться с отделением от метрополии, он решил поскорее перебраться в Америку. Сначала в США отправились только епископ с супругой, а Грейс вместе с братьями и сестрами осталась на попечении дяди. «Наш дядя также был священником, причем даже еще более упертым христианином, чем мой отец, - вспоминала Грейс. Впрочем, дело не в религии, а в том, что дядя всегда требовал слепого подчинения своим приказам, и только его слово было законом. Действовал он порой самыми жестокими методами.


Однажды, помню
, он сильно выпорол нас с братом лишь за то, что мы включили свет без его разрешения. Взял электрический провод и бил нас, пока не выступила кровь. Но в тот день я подучила и другой урок, совсем не тот, на который рассчитывал наш дядюшка. На наши крики прибежала из кухни бабушка, которой тогда исполнилось уже 93 года. Она отобрала у дяди провод и сама стала стегать его, а тот стоял, не шелохнувшись, и молча, терпел - конечно, ведь это была его мать». Тогда случившееся так сильно впечатлило юную Грейс, что она надолго сформировала мятежное отношение к любой форме власти. «Я всегда старалась стать такой же крепкой женщиной, как и бабушка, которая могла надрать задницу любому мужику!» - говорит она. Удивительно, но подобные методы воспитания ничуть не отвратили от религиозного образования ее брата Кристиана, который тоже стал священником. Сегодня он известный исполнитель религиозных гимнов-госпелов, выступающий в США под псевдонимом Преподобный Ноэль.


Когда певице
и актрисе Грейс Джонс исполнилось тринадцать, они с братом отправились к родителям в США - в городок Сиракузы, что в штате Нью-Йорк. «Я была единственной черной девочкой в классе, и наши учителя называли нас с братом «социально больными» типами, - вспоминает она. - Из этой школы я вынесла лишь два урока: во-первых, стала ненавидеть время с девяти утра до трех дня - как раз в этот промежуток шли занятия. Во-вторых, я научилась скрывать свои эмоции. Как бы мне ни было плохо, как бы меня ни оскорбляли, вы никогда не увидите моих слез. Я всегда улыбаюсь, всегда буду выглядеть как победительница». Подобные испытания и насмешки Грейс терпела до тех пор, пока не повзрослела и не похорошела. По крайней мере, пока не стала представлять собой сексуальный объект. «В шестнадцать я обнаружила, что у меня длинные ноги, которые сводят с ума всех парней в округе. До этого я не считала себя привлекательной, скорее напротив, отец и дядя приучали меня к мысли о том, что мое тело отвратительно, а все помыслы о плотской любви греховны. И я решила наверстать упущенное, разрушая для себя все родительские запреты и табу».


Первым табу
, которое она разрушила, стало образование. Отец был категорически против, чтобы Грейс продолжила учебу, - по его мнению, дочери ямайского епископа пристало стать только женой священника и примерной домохозяйкой. Но Грейс убежала из дома и поступила в Театральный университет. В этом деле ей неожиданно помогла мать, которая до замужества была профессиональной танцовщицей. Видимо, Марджори Джонс решила таким образом компенсировать собственную загубленную ради мужа карьеру. Марджори сумела настоять на своем, и отец согласился оплачивать обучение дочери. Вскоре длинноногую Грейс заметили, и стали наперебой приглашать сниматься для рекламы.

В 1973 году Грейс получила и свою первую роль в кино - это был кассовый боевик «Война Гордона», где Грейс сыграла наркокурьера. В том же году она начала и карьеру модели - участвовала в показах коллекций от Пьера Кардена, ее фотографировал самХельмут Ньютон. «Я тогда решила, что стану моделью, - вспоминает Грейс. - Я переехала в Париж и сняла квартиру - вернее, мы снимали ее на троих: я, Джерри Холл и Джессика Ланж. Это была не квартира, а настоящая дыра, но зато мы жили в центре Парижа. Ничего, что на аренду этой помойки у нас уходили почти все заработанные деньги, зато мы ощущали себя живущими в центре мира. Меня до сих пор часто называют «продуктом американской культуры». Это полная чепуха. Я всегда ощущала себя жительницей Старого Света, я была воспитана в европейских традициях, и именно в Париже проходило мое взросление и осознание себя как личности. Я стопроцентный продукт европейской культуры». Это подтвердилось в очередной раз, когда Джонс отправилась попытать счастья в модельном бизнесе США. Дело сразу не задалось: редакторы мужских журналов сочли Грейс чересчур крупной и сильной для того, чтобы понравиться среднестатистическому американцу.

На одном из показов на высокую «черную пантеру» обратил внимание начинающий модельер Жан-Поль Готье, работавший на Кардена. Именно Готье и познакомил певицу и актрису Грейс Джонс с человеком, который навсегда стал для Джонс самым ближайшим другом и путеводной звездой. Это был великий Энди Уорхол, уже тогда купавшийся в лучах славы. Как вспоминал годы спустя сам Готье, «Уорхол был покорен Грейс с первой же минуты и сразу же предложил ей сделать серию портретов - почти такую же, как  за двадцать лет до того Мэрилин Монро».


«Грейс ранила
меня в самое сердце, - писал в своем дневнике Энди Уорхол. Два часа мы сидели и разговаривали, вернее, говорила она, а я просто рассматривал ее лицо. Три часа спустя я понял, что нашел новую музу. Она буквально заряжала воздух вокруг себя электричеством, ее глаза и тело были настолько ослепительны, что у меня мурашки бежали по коже».

Вместе с Уорхолом Грейс вернулась в Нью-Йорк, чтобы через некоторое время стать постоянной посетительницей легендарного ночного клуба Studio 54. Это было культовое заведение, основанное театральными антрепренерами Стивом Рубеллом и Яном Шрэгером в старом здании театра The New-Yorker и концертной студии телекорпорации CBS, где начинали свою карьеру все звезды американской сцены. Такой же имидж сложился и у клуба Studio 54 - это было место, где «звезд» зажигали. Там отдыхали и развлекались все самые богатые и знаменитые, арабские шейхи готовы были совершать многочасовые перелеты на личных лайнерах, чтобы провести там несколько часов, туда тянулись все. Как любил говорить владелец этого гнезда разврата Стив Рубелл, «если вас не знали в Studio 54. вас не знал никто». Дресс-код, жесткий фейс-контроль и необходимость сразу же понравиться Стиву - вот были те составляющие, которые открывали дверь внутрь. Грейс Джонс покорила Studio 54 с первого раза.


«Каждую ночь
у дверей клуба разыгрывались душераздирающие драмы, - вспоминает она. Люди были готовы душу дьяволу продать. Я видела, как одна светская дама предлагала раздеться донага, лишь бы ее только пустили, а один парень даже пролез внутрь через дымоход. Что их влекло туда? Люди, музыка, атмосфера клуба, запах секса, царствие порока, бесконечный праздник. Для каждой вечеринки хозяева клуба меняли интерьер, и у всех гостей возникало чувство, что ты каждый вечер идешь в новое место. Дня многих этот клуб был вторым домом. Энди всегда располагался на своей любимой софе в лаунж-руме, и если вас не было, хотя бы одну ночь, он обязательно говорил: «Да вы пропустили лучшую вечеринку». А если сам Энди не мог прийти, то звонил на следующий день очень рано утром и расспрашивал о том, как все было».


Родные некогда
послушной Грейс негодовали от того, как распустилась их девочка. Особенно душеспасительными беседами увлекался брат Ноэль. «У нас были очень непростые отношения, - пишет Грейс. - Он такой же консервативный, как отец и дядя. Несколько раз он публично называл меня мерзкой шлюхой и воплощением Антихриста, и, клянусь Богом, в тот момент я хотела избить его до полусмерти и расцарапать ему все лицо. Мы много лет не разговаривали, но однажды я ему так и заявила: послушай, братец, на самом деле, у меня с Богом хорошие отношения, Господь знает, какая я на самом деле. Но это не мешает мне верить в реинкарнацию души или в магию вуду».


«Звездный час»
Грейс Джонс настал на вечеринке в честь Нового 1977 года. Шрэгер и Уорхол вместе организовали шоу в духе циркового представления: круглая цирковая арена с песком, русалки на трапециях и танцгюл в форме сердца. Сама Грейс вышла на публику абсолютно обнаженной, вернее, ее туалет составляла только нитка бус. Ее сопровождала свора мальчиков, изображавших псов в ошейниках, - их Грейс вела за собой на цепях. «Тогда, в 70-е, мы все любили хорошо повеселиться, и порой это веселье заходило слишком далеко, - говорит Грейс. Но, поверьте, на самом деле требуется немалая доля трезвого ума, тяжелой работы и хорошего макияжа, чтобы тусовка признала в тебе того забавного придурка, которого можно пускать в приличное общество».

И Грейс работала не покладая рук. В том же 1977 году она выпустила свой дебютный альбом Portfolio - экзотическая смесь старых мелодичных хитов джазовой эпохи и модных ритмов в стиле диско. Следующие пластинки Fame и Muse принесли ей статус мировой «богини диско». Еще более успешными были альбомы Warm Leatherette и Nightclubbing - на последнем альбоме Грейс пела в компании таких звезд, как Игги Поп, Стинг, Брайан Ферри и группа The Pretenders.

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера