Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Русская парфюмерия – ароматическая продукция

Косметика и парфюмерия
Русская парфюмерия – ароматическая продукция — одна из самых неоднозначных и противоречивых. Ее история полна загадок и сюрпризов, невероятных побед и сокрушительных поражений. Завоевав мировую известность в дореволюционную эпоху, она потеряла свой авторитет в советские времена. Сегодня отечественная парфюмерия вновь пытается возродить традиции и вернуть себе былую славу.
0 44509

Начиналась история русского парфюма, как говорится, «за здравие». Иностранные парфюмеры, которым не слишком повезло на родине, переселялись в Россию, где и разворачивались вовсю. Да и русские «носы», благополучно отучившись за границей или поработав подмастерьями, «дарили» родине свои таланты: русская парфюмерия – ароматическая продукция все больше становилась популярной.  В конце XIX — начале XX веков по всей стране гремели имена А. Феррейна, а поставщиков Императорского двора — А. Остроумова, Г. Брокара, А. Ралле и А. Сиу — знали не только в России, но и за рубежом. Так, Александр Остроумов прославился тем, что изобрел мыло от перхоти, а впоследствии открыл собственную парфюмерную фабрику.


Знаменитый «нос»
Альфонс Ралле поставлял русскую парфюмерию - ароматическую продукцию не только Императорскому двору, но также Его величеству шаху Персидскому и Его высочеству князю Черногорскому. Его фирма четыре раза получала Государственный герб России — высший наградной знак, присуждавшийся за высокое качество продукции. Именно на фабрике «А. Ралле и Ко» начинал лаборантом Эрнест Бо (автор знаменитых Chanel № 5). Если бы не революция, заставившая талантливого парфюмера эмигрировать, он занял бы пост директора фирмы, и неизвестно, каким тогда стал бы расклад «мировой парфюмерной колоды». Еще одна козырная карта дореволюционной русской парфюмерии — Генрих Брокар. Этот потомственный «нос» — уроженец Франции. Приехав в Россию, он открыл свое дело и первоначально занялся выпуском отнюдь не духов, а парфюмированного мыла. Многим в своей работе Генрих обязан своей супруге — Шарлотте. Именно она подсказала ему беспроигрышный вариант: продавать дешевое «подарочное» мыло (необычной формы) — шарообразное и с напечатанными буквами алфавита. Брокаровская реклама стала притчей во языцех. При открытии одного из магазинов фирма предложила покупателям «рекламную распродажу: всего за рубль можно было купить набор, состоящий из десяти предметов, куда входили духи, одеколон, люстрин, туалетный уксус, вазелин, пудра, пуховка, саше, помада, мыло. Ажиотаж был такой, что полиции пришлось закрыть магазин.


Другая реклама
русской парфюмерии – ароматической продукции — одеколона «Цветочный» — также потрясла всю Москву. На Всероссийской промышленно-художественной выставке был построен «душистый» фонтан, в который любой желающий мог окунуть платок, перчатку и даже сюртук. Идея оказалась настолько удачной, что «Цветочный» стал в России первым массовым одеколоном. Когда в Москву приехала с визитом Великая княгиня Мария Александровна, Брокар преподнес ей в подарок букет из восковых цветов — роз, ландышей, фиалок, нарциссов. Причем каждый цветок был отдушен соответствующим запахом. Восхищенная Мария Александровна пожаловала парфюмеру звание своего придворного поставщика.

Товарищество «Брокар и Ко» настолько разрослось, что российскую парфюмерию называли не иначе как «империей Брокара», а его фимиамы поставлялись на продажу во многие страны Европы. На различных международных выставках фабрика получила 14 золотых медалей, стала поставщиком не только русского Императорского двора, но еще и испанского королевского дома, а на вывеске фирмы красовались три государственных герба, подтверждающих высочайшее качество товара.

Если Брокар начинал как мыловар, то парфюмер Адольф Сиу — как изготовитель булочек и тортов. Обладая довольно приличным доходом от кондитерского бизнеса, Сиу решил заняться и парфюмерией и так преуспел в этом деле, что стал поставлять Императорскому двору не только свои пирожные, но и духи. Его фимиамы относились к разделу «высокой парфюмерии» и были доступны не всем. Словом, парфюмерная индустрия в дореволюционной России процветала. И тут грянул 1917 год...

Актрисы начала XX века о духах А. Остроумова, Екатерина Гельцер, балерина Большого театра: «Когда танцую в «Корсаре», всегда использую духи Violette...» Елена Подольская, солистка оперы: «Ваши духи «Идеал» окружают меня такой восхитительной атмосферой, что, вдыхая их, я хожу, как в грезах благоухающих цветов». Раиса Рейзен, актриса Малого театра: «Если бы Наполеон душился остроумовским «Наполеоном», Жозефина никогда бы ему не изменяла».


Феникс, возродившийся из пепла

Послереволюционная Россия... На повестке дня: искоренение всего буржуазного. И в том числе парфюмерии — самой буржуйской из всех буржуйских областей производства. Новая страна дышит дымом фабрик, здорового рабочего пота и чистого тела. Красноармейцам и народу нужно только мыло — и ничего больше. Остальное — буржуазные пережитки. В итоге все парфюмерные заводы получили порядковые номера и превратились в мыловарни. Компания Ралле стала «Государственным мыловаренным заводом № 4», а позже — Государственной мыльно-косметической фабрикой «Свобода». «Брокар» превратился в «Государственный мыльно-парфюмерный завод № 5» (потом в «Новую Зарю»), «Сиу» — в фабрику «Большевик», «Бодло и Ко» — в фабрику «Рассвет».

В период нэпа производство духов возобновилось, однако в сталинскую эпоху быстро сошло «на нет» — за ненадобностью. В «борьбу» со Сталиным за отечественную парфюмерию вступила самая элегантная женщина советской элиты, «вторая леди СССР», жена Молотова Полина Жемчужина. Она сменила на посту первого директора «Новой Зари» А. Звездова, переведенного на другую должность. Позже Жемчужина возглавила трест «Жиркость», объединявший все парфюмерно-косметические фирмы, а несколько лет спустя ее назначили начальником Главного управления парфюмерно-косметической, синтетической и мыловаренной промышленности. Именно Полине Жемчужиной удалось убедить Сталина не истреблять парфюмерию, она смогла доказать, что «парфюмерия — перспективная область, прибыльная и очень нужная народу». И даже уговорила «отца народов» дать «добро» на предоставление парфюмерным предприятиям эфирных масел. Так российская парфюмерия обрела вторую, относительно достойную жизнь.


В 1930 году была проведена
специализация русской парфюмерии – ароматической продукции и производства — парфюмерные отделы фабрик «Свобода» и «Большевик» перешли в ведение «Новой Зари». Так «Новая Заря» получила монополию на выпуск парфюмерной продукции. Существовали и другие парфюмерно-косметические фабрики в союзных республиках, но они не определяли «парфюмерную политику партии».

На повестке дня парфюмерных фабрик стоял серьезный вопрос: как добиться того, чтобы духи отражали политику партии? Было выработано главное правило: забыть об изысканных букетах и необычных ингредиентах. Ароматы нужны трудовому народу, а значит, должны быть простыми, понятными и «укреплять любовь к Родине». Многие сегодня замечают, что духи советской поры были довольно грубыми и резкими, а ароматическая палитра оставалась небогатой.

Однако постепенно, шажок за шажком отечественная парфюмерия «отвоевывала» утраченные позиции. Из брокаровских «закромов» доставались забытые формулы, отечественные «носы» принимались за эксперименты, разрабатывалась область «элитарной парфюмерии». Феникс возрождался из пепла. Естественно, первую скрипку играла «Новая Заря», ее духи пользовались бешеной популярностью (благо, конкуренция отсутствовала, а иностранные фимиамы советскому гражданину даже и не снились). Компания представляла свои ароматы на международных выставках и даже получала престижные награды. Сегодня знаменитые духи фирмы — «Красная Москва», «Черный ларец», «Голубой ларец», «Каменный цветок» — продаются как раритетные по безумным ценам. Российская парфюмерная область процветала, как процветало и любое дело за «железным занавесом» при отсутствии серьезных конкурентов. Но вот грянул очередной гром — экономический кризис, спад производства, развал СССР...


Снова «с нуля»

Когда на отечественный рынок хлынул поток западной продукции, русские компании по производству русской парфюмерии – ароматической продукции не выдержали конкуренции и ушли в тень. Конечно, после развала производства российским мастерам пришлось начинать фактически «с нуля» — учиться у Запада, вспоминать «дедовские методы» и пытаться проложить собственную дорогу на хоженом-перехоженом поле парфюмерии. Однако возрождать дореволюционные парфюмерные традиции — дело неблагодарное. Формулы, разработанные век назад и основанные только на ограниченном числе натуральных ингредиентов, сегодня устарели и «выглядят», по меньшей мере, старомодно. Отечественные химические лаборатории уступают западным по оснащенности и не могут позволить себе создавать оригинальные изысканные компоненты. К тому же расплодилось множество нелегальных фабрик, выпускающих продукцию низкого качества, и появилось огромное число подделок. В результате российский покупатель окончательно потерял доверие к «родным» маркам и предпочитает пользоваться продукцией западных компаний. Сегодня отечественная парфюмерия больше напоминает неразумного младенца. Неуверенные попытки заинтересовать потребителя предпринимает «Новая Заря», вернее, ее очередная инкарнация — «Nouvelle Etoile». Оригинальные ароматы порой отпугивают своими неизящными названиями. «Время женщины», «Мания ночи», «Такая красивая», «Шалунья очаровательная», «Жизнь в розовом», «Следуй за мной ночью» — звучат скорее как насмешка. В других парфюмах, утверждают знатоки, «слышны» запахи западных духов: «Кузнецкий мост» похожи на Climat от Lancome, «Русская красавица» — на Coco Mademoiselle от Chanel, «Талисман любви» — на Angel от Thierry Mugler. Дизайн упаковок и флаконов — скучный и непривлекательный — значительно уступает зарубежному оформлению. Да и реклама оставляет желать лучшего. Словом, если отечественные фирмы решатся, наконец, вернуть себе потребителя (а иностранные марки контролируют сегодня больше 60% российского «ароматного» рынка), борьба предстоит нешуточная. Однако «третий век» русской парфюмерии только начинается, и, возможно, она вновь достигнет высот, с которых когда-то рухнула.


NOUVELLE ETOILE

Это вовсе не зарубежная фирма, а наша родная «Новая Заря». Фирма уже десять лет сотрудничает с французскими партнерами, и многие ароматы фабрики разрабатываются именно во французских лабораториях. Логическим продолжением этого сотрудничества стало переименование фирмы.

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера