Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Ума Турман – дарующая блаженство

Биографии


Она – самая интеллектуальная из всех голливудских актрис. С лёгкой руки первого мужа, Гэри Олдмена, её называют «ангелом Голливуда». После развода с Умой он так и сказал: «А вы бы смогли жить с ангелом?» Это, наверное, и впрямь очень трудно. Но ещё труднее – этим ангелом быть. Кто же она на самом деле? Она – Ума Турман – дарующая блаженство…

0 16494

Прекрасная дурнушка.

Ее назвали Ума Каруна в честь индуистской богини гармонии: «божий дар» или «дарующая блаженство». Вряд ли во всей Америке была еще хоть одна девочка с таким именем, каким одарил свою дочку Роберт Турман, профессор Колумбийского университета, специалист по восточным религиям, а заодно и первый американец, который стал буддийским монахом. Разу­меется, к 29 апреля 1970 года, когда Ума появилась на свет, монашество для ее отца было пройденным этапом. Зато детей он наградил весьма экзотическими именами: братьев Умы зо­вут Дехен, Ганден и Мипама. Супругу профессор выбрал себе под стать. Шведка по происхождению и психотерапевт по про­фессии, в юности Нена Шлебругг была фотомоделью. Урож­денная баронесса фон Шлебругг, она унаследовала красоту от знаменитой светской дамы, любительницы эпатажа баронессы Бригитты Хомквист, которая славилась своей красотой и со­вершенно обнаженной позировала для статуи, которая теперь возвышается на площади портового города Трельборга. В США Нена, как и многие, увлеклась контркультурой и ЛСД, но для нее это увлечение закончилось не наркологической клиникой, как для многих, а браком с самим гуру психоделики Тимоти Лири, от которого она и ушла к Роберту Турману. В отчем доме Ума была несчастлива. Родители жили собствен­ной сложной духовной жизнью, с детьми беседовали на серь­езные темы, но совершенно не давали им душевного тепла и уюта. Мальчики воспринимали это легко, а Ума страдала. К то­му же в подростковом возрасте все окружающие считали Уму очень некрасивой. Из-за высокого роста в школе ее дразнили «дылдой» и «кобылой», из-за длинного носа - «рыбой-молот». И сама она сокрушалась, какой у нее ужасный нос, асиммет­ричное лицо, какая она нескладная и неуклюжая, а главное - какие у нее огромные и уродливые ступни неженского 43-го размера! А ведь Ума, как и большинство американских девчо­нок, мечтала сниматься в кино.

Окончив школу, Ума поняла, что жить в своей семье она боль­ше не может, и уехала в Нью-Йорк, где попыталась пробиться в актрисы. Работала, как и многие начинающие звезды, посудомойкой, ходила на прослушивания. Утомившись такой жиз­нью, Ума решилась воспользоваться старыми связями матери. Высокая и худая, она надеялась стать манекенщицей на пока­зах одежды. Но фотографы заметили и оценили ее оригиналь­ную внешность, и подрабатывала Ума, не вышагивая по поди­уму, а позируя для модных изданий. Это ее несказанно удивля­ло: как кто-то может считать ее лицо привлекательным на­столько, чтобы украшать им страницы журналов? А потом Уму все-таки пригласили в кино. Первые ее роли были проходными: например, роль юной соблазнительницы в триллере «Поцелуй папочку на ночь». Но во всех до единого фильмах бывшая дур­нушка играла неотразимых красавиц.

Секс-символ для интеллектуалов.

Гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя. Счастли­вым для Умы стал 1998 год, когда на экраны один за другим вы­шли «Приключения барона Мюнхгаузена», где Ума представа­ла в образе боттичеллиевской Венеры на ожившей картине, и «Опасные связи», где ее героиню, наивную и обворожительную Сесильде Воланж, соблазнял опытный развратник Джон Мал-кович в роли виконта де Вальмона. Надо сказать, они так убе­дительно сыграли любовников, что многие журналисты поспе­шили оповестить общественность о том, что и в жизни эти двое неравнодушны друг к другу. Ума возмущенно опроверга­ла слухи.

Подлинная слава пришла к ней после фильма «Генри и Джун», где Ума сыграла жену писателя-порнографа Генри Миллера. Картину запретили смотреть лицам моложе 17 лет, а Уму Тур­ман назвали «секс-символом для интеллектуалов». Ей начали писать поклонники, в том числе и не совсем нормальные. На­пример, один юноша прислал нож с запиской: «Ты хочешь, что­бы я убил себя?»

Ума могла бы гордиться столь лестной популярностью, но она ис­пугалась и огорчилась. Стала придирчивее относиться к выбору ролей, соглашалась преимущественно на те фильмы, где от нее не требовали демонстрировать сексапильность, от фотосессий и вовсе отказывалась. А ведь она была еще слишком молода и не настолько известна, чтобы позволять себе такие капризы. «Луч­ше буду безработной, чем секс-символом, - заявляла она, когда ее упрекали в излишней разборчивости, - у меня нет желания жить в мире, где секс - международная валюта». Следует заметить, что для какого бы то ни было секс-символа, пусть даже предназначенного для интеллектуалов, Ума вела на удивление целомудренный образ жизни. У нее не было бой-френда. Папарацци впадали в отчаяние от невозможности сде­лать о ней пикантный материал. Поочередно ей приписывала романы с Робертом де Ниро, Миком Джаггером, Ричардом Ги-ром и Тимоти Хаттоном... «Меня уложили в постель с каждым с кем я пила кофе», - возмущенно говорила Ума. В ответ на это журналисты объявили ее лесбиянкой и «уложили в постель уже с теми немногими подружками, какие у нее были. А между тем мужчины просто сходили от нее с ума. «Она так умна, что даже страшно становится, когда разговарива­ешь с ней. Во-первых, боишься ослепнуть от волшебной какой-то красоты, во-вторых, обалдеть от эрудиции», - заявил Ричард Гир прессе после того, как несколько месяцев пообщался с Умой во время съемок фильма «Окончательный анализ». Джон Малкович назвал ее «Джейн Мэнсфилд с умом Эйнштей­на». Джейн Мэнсфилд - актриса 50-х, соблазнительная пышнотелая блондинка, которая для американцев является символом обольщения даже в большей степени, чем Мэрилин Монро... Но даже этот серьезный комплимент, полученный от мужчины, знающего толк в женской красоте, не помог Уме справиться с комплексами относительно внешности. Она до сих пор не любит свое лицо и тело. «Я часто простаиваю у зеркала по нескольку минут, но это не помогает увидеть себя такой, какой меня видят фотографы. В моей голове нет картин­ки с моим изображением. Только какая-то высокая худая фигу­ра - ничего больше», - жалуется Турман. Известная парфю­мерная компания Lancome и модный дом Louis Vuitton выбира­ли ее лицом своих брендов. Мужчинам она кажется сексуаль­ной даже в забрызганном кровью спортивном костюме. Жен­щины жадно ловят всевозможные сведения о том, как Турман создает столь привлекательный образ: например, по всему миру разнеслось заявление Умы о том, что она не пользуется тушью для ресниц, или о том, что не любит духи, предпочитая «дымку» от Detemer (что сразу повысило спрос на этот про­дукт). Но Ума по-прежнему заявляет, что ненавидит свой «ути­ный нос», кривой рот и особенно гигантские ступни... А ведь именно ее ступни просто с ума свели режиссера Квен­тина Тарантино, и он специально придумывал сцены, в которых актриса могла бы их показать. Тарантино не только сам по-на­стоящему ярко увидел сексуальную привлекательность Умы, но и смог перенести ее на экран, продемонстрировав всему миру в фильме «Криминальное чтиво». Ума Турман стала для Та-рантино единственной и главной звездой. Роль Черной Мамбы в «Убить Билла» он писал именно для Умы. И не пожелал взять другую актрису, когда все было готово к съемкам, а Ума оказа­лась беременна и решила рожать. Он предпочел ждать.

Ангел и Мефистофель.

Первым мужем Умы Турман стал Гэри Олдмен - гениальный ак­тер с мефистофелевской внешностью и соответствующим характером. Авторы любовных романов очень любят изображать подобные пары: он - зрелый, опытный, порочный, она - юна, нежна и чи­ста, но под ее влиянием он постепенно меняется к лучшему и в финале их ждет безоблачное семейное счастье... Может, ка­кие-то подобные мечты лелеяла и двадцатилетняя целомудренная и нежная Ума, когда в октябре 1990 года шла под венец с Гэри, который был на 12 лет ее старше, имел скверную репутацию и страдал от хронического алкоголизма. Если и так, мечты ее скоро разбились в прах. Гэри перевоспита­нию не поддавался и даже напротив - пытался приучить ее пить и курить марихуану. День и ночь в их доме толпились полувменя­емые друзья Гэри, сам он пропадал по многу суток и не желал ни­чего объяснять, когда все-таки возвращался. Иногда не возвра­щался вовсе, а Уме звонили из полиции, и ей приходилось куда-то ехать, вызывать адвокатов, выплачивать залог, забирать домой мужа, который не испытывал ни малейшей благодарности и кри­чал ей: «Оставь меня в покое, чертова святоша!» А она пыталась его успокоить и умилостивить. Она варила ему легкие супы и про­тирала овощные пюре, потому что у Гэри от постоянного пьянст­ва развился гастрит. Она смотрела на него восторженным, неж­ным, преданным взглядом...

Потом Гэри не раз вспоминал, как просыпался после очередной пьянки, опухший и помятый, мучимый головной болью и тошно­той, самому себе отвратительный, а Ума смотрела на него вот этим своим взглядом, от которого пробуждались угрызения со­вести и хотелось или немедленно повеситься, или - послать ее куда подальше. Разумеется, Гэри выбирал второе и в очередной раз обижал свою кроткую юную супругу. Казалось, любовь Умы и ее смирение пробуждают в Гэри все самое худшее. Он сделался склонен к буйству, перестал скрывать измены и довел Уму до нервного срыва. Два года супружества закончились для Умы гос­питализацией, а после она сразу же подала на развод. Гэри Олдмен даже не пытался удержать ее. Похоже, он и сам вздохнул с облегчением. «Она невинна и чиста. Мне было тяже­ло соответствовать», - мрачно говорил он журналистам. В течение почти десяти лет после этого Ума боялась серьезных отношений с мужчинами, а поскольку несерьезные отношения ее не привлекали вовсе, то таблоидам опять оказалось нечем поживиться, и они сызнова начали придумывать про нее небы­лицы. Самой распространенной была версия, будто Ума сожи­тельствует с влюбленным в нее Тарантино. Наверняка сам ре­жиссер был бы не против, однако актриса сочла, что им лучше остаться друзьями.

Вторая попытка.

С Итайом Хоуком она познакомилась на съемках «Гаттаки». Интеллектуал, пишущий книги и решительно предпочитающий игру в театре кинематографу, Итан оказался идеальным парт­нером для Умы - не только на экране, но и в жизни. «Он оказал­ся потрясающим человеком - с доброй душой, честным, чрез­вычайно порядочным, нежным!» - сияя от счастья, лепетала Ума в интервью, которое давала сразу после свадьбы. Когда 1 мая 1998 года Ума обвенчалась с Хоуком, она была уже явно беременна и 8 июля родила дочь Майю Рэй. Тяжелые ро­ды длились 28 часов, Ума была на грани гибели. Но когда она пришла в себя и увидела дочку... Никого никогда еще она не любила так, как эту малышку! «Во время беременности я была на седьмом небе от счастья. А когда родилась малышка, рай спустился ко мне на землю. Мне теперь все равно, буду ли я дальше сниматься», - восторженно говорила Ума в своем первом после родов интервью. - Так хорошо я себя никогда еще не чувствовала! Что может быть лучше семьи? Я родила самое со­вершенное создание на земле».

Счастье материнства оказалось столь всеобъемлющим, что Ума поняла: ей нужны еще дети. Выждав согласно совету врачей необходимый срок, 15 января 2002 года она родила сына Роана. И заявила, что больше не станет сниматься в кино, а всю себя посвятит семье. «Семья требует ответственности, дисциплины, любви, самопознания, самоотдачи и терпения. Все эти качества - самые важные в жизни, но их и труднее всего сохранять. Тем не менее, чем дольше я замужем, тем больше мне это нравится!» - радостно заявила Ума, позируя для журналистов в компании мужа, дво­их детей и маленькой собачки.

Но все-таки семейное счастье было ей не суждено. Видимо, есть что-то в Уме такое, что провоцирует мужчин совершать скверные поступки, потому что Итан тоже сорвался. Нет, он не пил и не дебоширил, но о его интрижках с моделями писали все газеты, а потом он и вовсе надумал уйти к канадской кра­савице Джен Перцоу. Когда он заявил об этом Уме, она кротко ответила: «Спасибо, что нашел в себе силы сказать об этом мне в лицо». Итан собирался подать на развод, о чем оповес­тил общественность в лице вездесущих журналистов. А когда через несколько месяцев он надумал вернуться, Ума его приняла в буквальном смысле с распростертыми объятиями: она не скрывала своего счастья по поводу возвращения мужа-из­менника. «Я поняла, что из-за мелкой интрижки мужа разво­диться не стоит, к тому же я хочу, чтобы у наших детей была полноценная семья», - объясняла она в интервью. Но их брак был обречен. В 2004 году Ума Турман и Итан Хоук подали на развод уже по совместно принятому решению. Ума заявила, что они остаются друзьями. А потом, забыв про гор­дость, предприняла несколько попыток вернуть его. Она даже признавалась в своей тоске публично: «Мне не хватает любви и общения с ним. Я хочу попытаться восстановить наши отно­шения. Мы, я считаю, погорячились, и еще не поздно испра­вить ошибку. На самом деле развод - всего лишь процедура, которая не всегда отражает реальные чувства между людьми. Я думаю, что у нас с Итаном все-таки есть будущее». Однако Итан Хоук так не считал и не хотел никакого будущего с Умой. И все ее попытки восстановить отношения он пресекал, причем достаточно жестко.

Ее лучший любовник.

В интервью, посвященном выходу фильма «Мой лучший любов­ник», где героиню Турман бросает любимый муж, и она находит утешение в объятиях сына своего психоаналитика, Ума разот­кровенничалась. Видимо, эта роль оказалась ей более близка, чем все предыдущие, и Ума передала героине многие из соб­ственных переживаний. «Я понимаю ее. Моя жизнь тоже была смертельной автокатастрофой, и все об этом знают. Знаете, как бывает: счастливая семья, а потом бац, и полиция уносит трупы с дороги и оттаскивает на обочину обломки автомоби­ля, - грустно рассказывала актриса. - Я точно знаю, через что прошла моя героиня. Я знаю, каково это - просыпаться через десять лет в пустой постели. И снова быть одной. Снова ду­мать, что ты планировала в жизни совсем другое, но все твои планы полетели в тартарары... Но моя героиня вызывает у ме­ня жалость - она так панически боится стареть, а это непра­вильно! Ведь, раздумывая о своей жизни, мы с годами стано­вимся лучше, наедине с собой чувствуем себя более комфорт­но. В общем, становиться старше - это здорово! Грустить по этому поводу - глупо».

Сама Ума нашла утешение в объятиях далеко не мальчишки. Для нее лучшим любовником на настоящий момент является 46-летний бизнесмен и миллионер Андре Балаж. Они вместе уже два года. Но Ума, дважды обжегшись, боится снова дове­рять мужчине, а без доверия она не мыслит для себя брака. Од­нако пара приобрела общее поместье в 55 акров в штате Нью-Йорк, куда Ума переехала вместе с детьми. Так что, возможно, она понемногу оттаивает и сдает свои позиции. Не так давно она заявила, что хотела бы еще детей: двоих ей мало. Андре го­тов помочь ей в этом, он вообще на все ради нее готов! Он обо­жает Уму: ведь она не только знаменитая актриса и прекрасная женщина, она еще и в совместной жизни мила, нежна, добра, снисходительна, она - лучшая женщина, с кем ему приходи­лось общаться, она - настоящий ангел... Возможно, Ума была столь убедительна в роли Черной Мамбы, потому что получила возможность выплеснуть переполнявшую ее ярость на экране. Ведь это так трудно - быть ангелом на на­шей грешной земле.

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера