Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Детские страхи и методы борьбы

Психология и развитие

Все дети чего-нибудь боятся. Как ни странно, многие страхи детям необходимы, это естественный фактор развития. Иногда боязнь чего-то не приносит ничего, кроме вреда. Как отличить «полезные» тревоги от «вредных»? И как помочь малышу, если он не справляется со своими страхами? Про детские страхи и методы борьбы мы сегодня и поговорим.

0 20784

Как не стыдно бояться?

Тема детских страхов и методов борьбы гораздо серьезнее, чем кажется взрослым. «Ты же уже большой мальчик, ну как тебе не стыдно бояться такой маленькой собачки (воды, машин, строгой соседки и т. п.)?» — часто говорим мы, отмахиваясь от «пустяковых» страхов ребенка. То ли дело наши страхи: здоровье близких, безденежье, грозный шеф, невыполненный квартальный план... Но от того, как ребенок переживает свои детские страхи и методы борьбы в детстве, во многом зависит, насколько счастливым и уверенным он вырастет. И в родительских силах ему помочь.


Тревоги развития

Страх, вызванный реальной опасностью, психологи называют «ситуативным». Если на малыша напала злая овчарка, ничего странного нет в том, что он стал бояться всех собак. И такой страх легко поддается психологической коррекции.

Гораздо сложнее и тоньше устроены так называемые «личностные» страхи, являющиеся отражением не внешних, а внутренних событий, жизни души. Большинство имеют фундаментальную основу: они обязательно проявляются у каждого ребенка по мере взросления, хотя и в разной степени. Их часто именуют «тревогами развития». Поначалу младенец полностью ассоциирует себя с мамой, считает ее частью себя, но около семи месяцев он начинает понимать: мама ему не принадлежит, она — часть большого мира, в котором есть и другие люди. И в этот момент приходит страх посторонних. Встречаясь с новыми для ребенка людьми, маме нужно помнить о тревогах чада и не настаивать, если малыш отказывается общаться с гостями. Свое отношение к ним он выстраивает на основании наблюдений за матерью: если она рада встрече, младенец постепенно поймет, что это «свои».


Как и другие тревоги
развития, страх перед чужими необходим и естествен. Если малыш захлебывается от плача, только завидев постороннего, — возможно, нужна помощь специалиста при детских страхах и методах борьбы. Но и радостный лепет в объятиях незнакомца — тоже не норма. Если ребенок, не оглядываясь на маму, далеко убегает за бабочкой или еще за чем-то интересным; если смело входит в воду в первый же день на море, — такое поведение стоит обсудить с психологом. Можно предположить, что нормальный процесс сепарации не пройден, «храбрец» не ощущает себя отдельным от мамы и потому не беспокоится о своей безопасности.

В возрасте от девяти месяцев до года младенец начинает активно передвигаться по дому и при этом держит маму (бабушку, няню) в поле зрения. Теперь ему знаком страх одиночества, потери любимого объекта. «Важно, чтобы в такой момент мама была доступна и могла сразу откликнуться на зов малыша, — говорит детский психолог, психотерапевт Анна Кравцова. — Очень нехорошо наказывать одиночеством. Когда мама говорит: «Я от тебя устала, иди капризничать в другую комнату, а успокоишься — придешь», — это усиливает беспокойство ребенка.


Около 3 — 4 лет
вместе с чувством вины дети начинает испытывать страх наказания. В это время они много экспериментируют с разными объектами, проверяют

собственные возможности, исследуют свои отношения с миром, прежде всего с близкими. Мальчики говорят: «Когда вырасту, женюсь на маме!»; а девочки объявляют, что выберут папу в мужья. Вся эта бурная деятельность их одновременно влечет и пугает, поскольку они побаиваются последствий. По мнению Анны Кравцовой, испуг перед зубастым крокодилом — тот же страх наказания: если я буду слишком любопытным и стану исследовать, что там у него во рту, крокодил откусит палец!


Не слишком умные
взрослые начинают призывать к 3 — 4-летним непослушным отпрыскам в качестве авторитета милиционеров, пожарных, Бабу-Ягу и даже прохожих («Вот если будешь так кричать, отдам тебя этому дяде!»). «Тем самым, взрослые манипулируют сразу двумя детскими тревогами: страхом перед чужими и страхом потерять мать, — поясняет психотерапевт. — Вовсе не обязательно, что в результате ребенок начнет бояться милиционеров или пожарных, однако вероятно, что общий уровень тревоги возрастет, станут более выраженными базовые страхи. Пытаясь приструнить детей, добиться послушания, нужно всегда помнить о том, что послушание и самостоятельность, уверенность в себе — противоположные вещи».


Маленькая смерть

Примерно в том же возрасте дети начинают испытывать страх темноты во время детских страхов и методов борьбы с ними. «Страх темноты в 3 — 4 года аналогичен страху смерти, — продолжает Кравцова. — В этом возрасте дети задумываются о том, как далеко могут уходить люди, всегда ли они возвращаются обратно. Игрушка, которая сломалась, вещь, которая исчезла навсегда, — все это наводит на мысли, что и с людьми, в том числе близкими, может случиться то же самое». Обычно в этот период ребенок впервые задает вопросы о смерти.

И многие малыши
, которые до сих пор не имели проблем с засыпанием, начинают капризничать, отказываются идти в кровать, просят включить свет, дать водички, — всячески оттягивают отход ко сну. Ведь сон — маленькая смерть, период, когда мы себя не контролируем. «А вдруг за это время что-то случится с моими близкими? А вдруг не проснусь?» — примерно так чувствует (не думает, конечно) малыш.

Невозможно убедить его в том, что смерть — это не страшно. Взрослый и сам боится смерти, а всего ужаснее для него — смерть собственного ребенка. Поэтому, чтобы развеять тревоги маленького человека, нужно создать ощущение стабильности: мы рядом, нам хорошо с тобой вместе, нам приятно жить. «Сейчас мы почитаем книжку, потом сказка закончится, и ты пойдешь в кроватку», — это лучшие слова, чтобы успокоить малыша. «Ты точно уснешь? Может, тебе нужно еще что-нибудь? » — а вот эти фразы усиливают тревоги ребенка.  Страх темноты может обостриться в более позднем возрасте, в 4 — 5 лет, в связи с развитием воображения, фантазийного мышления. Фантазии о своей будущей жизни и страх наказания за эти выдумки вызывают в его воображении образы из книг и фильмов: Бабы-Яги, Серого Волка, Кащея, ну и, разумеется, современные страшилки, от злых волшебников из «Гарри Поттера» до Годзиллы (если родители позволяют ребенку смотреть подобное кино). Кстати, многие психологи сходятся во мнении, что Баба-Яга воплощает архетип матери: она может быть и доброй, накормить, дать клубочек в дорогу, но и слопать может, если что не по ней.

Оберегать ребенка от страшилок бессмысленно и даже вредно. Многие мамы, читая детям сказки, переделывают финал так, чтобы все сразу стало хорошо, и волк даже не покушался на Красную Шапочку. Но дети недовольно кричат: «Нет, ты все перепутала, там не так!» «Необходим опыт переживания страха, чтобы учиться справляться с ним, — убеждена Анна Кравцова. — К тому же сказки позволяют переработать страхи, понять, что они не абсолютны. В одной сказке волк плохой, злой, а в другой он помогает Ивану-царевичу. «Гарри Поттер» — идеальный пример, потому что через всю сагу красной нитью проходит тема преодоления собственных страхов. Смел не тот, кто не боится, а тот, кто сумел победить себя.


Иное дело — взрослые триллеры
, боевики. В них много страшного, но ребенок не может примерить сюжет на себя, переработать свой страх».

Однако киноленты и сказки — лишь источник образов, их можно почерпнуть, откуда угодно, даже из рисунка на обоях. Причиной усиления естественных тревог становится обстановка в семье. Ссоры родителей обостряют сразу несколько мощных страхов: разрушения мира, потери любимого объекта, одиночества и наказания (в 3 — 4 года малыш убежден, что родители ссорятся и даже разводятся только из-за его плохого поведения). Кроме того, детские тревоги усугубляются из-за суровых семейных порядков: слишком строгих правил, решительных наказаний, максимализма, критичности и требовательности родителей. Деление мира по принципу «черное» — «белое» убеждает дитя в абсолютности и непобедимости чудовищ, возникающих в его воображении и детских страхах и методах борьбы с ними.


Однако жить совсем без правил
— тоже страшно. Безопаснее всего малыш чувствует себя в таком мире, где царит доброжелательность, предсказуемость и стабильность (скажем, мама каждое утро запирается в ванной на 10 минут, и он остается один. Но зато мама никогда не убегает туда, хлопнув дверью, как сумасшедшая, и не рыдает там по часу, который кажется ребенку вечностью).


Уравнение с тремя неизвестными

С эмоциями и воображением связан еще один распространенный страх — страх воды. Тут есть нюанс: если боязнь воды возникла после какого-то инцидента (захлестнуло волной на море, наглотался воды в детском бассейне), то это не личностный, а ситуативный страх. Однако большинство младенцев с самого начала относятся к воде настороженно, хотя потом начинают любить купание. Открытие воды — это открытие эмоций, столкновение с неизведанной стихией. Чем смелее ребенок экспериментирует в других областях, чем охотнее родители поощряют его к освоению новых занятий, тем легче ему будет принять воду как что-то интересное, а не пугающее.

Это, кстати, и к взрослым относится. Мы боимся неизведанного (в частности потустороннего), а есть счастливые люди, которые к непонятным явлениям относятся со спокойным любопытством. Видимо, у них было активное исследовательское детство.

Знаменитые «профессиональные родители» Никитины позволяли своим детям самостоятельно познавать мир: например, малышей не удерживали, когда те шли к костру. Слегка обжегшись под присмотром мамы, ребенок уже точно знал, что к «красному цветку» приближаться нельзя. «Можно делать и так, но нужно четко помнить меру, — считает Кравцова. — Мать всегда знает, какую меру испытаний «икс» может вынести малыш. Например, он уже способен, упав и поцарапав коленку, встать, потереть ее, скривиться, но не заплакать. Мама может осторожно добавить к «икс» еще и «игрек»: не удерживать его, когда он пойдет по скользкой дорожке. Упав, малыш ударится сильнее, однако мама сможет его успокоить, зато он, возможно, научится держать равновесие, продвинется в своем познании мира. Но если к этому уравнению добавить еще и «зет», это для ребенка будет уже слишком: сотрясение мозга, сильный ожог, психическая травма превратят малыша в запуганное существо».


Смешное привидение

Если в семье все благополучно, родители в меру требовательны и в меру нежны, ребенок перерабатывает и переживает тревоги развития самостоятельно, с небольшой помощью старших. Некоторые страхи могут проявляться и позже, когда малыш станет взрослым, обостряясь в моменты душевных кризисов. Многие женщины, переживая стресс, начинают по десять раз проверять, выключен ли утюг; иные боятся спать в пустой квартире; некоторых мучают кошмары после просмотра триллеров; кто-то и по сей день боится воды. Страх потери любимого объекта (ребенка, мужа) способен сводить нас с ума, принимая характер фобии. Однако чаще всего эти вспышки затухают, стоит ситуации стабилизироваться.

Итак, в большинстве случаев страхи не слишком мешают малышу жить. Но все-таки можно помочь ему справиться с ними быстрее. Тем более нужна помощь старших, если тревога переходит в истерику. Первая и самая сложная задача — выяснить, чего именно ребенок боится. Иногда это далеко не очевидно. «Однажды я встретила девочку, о которой говорили, что у нее фобия собак, — рассказывает Анна Кравцова. — Каждый раз по утрам, поспешно одевая дочку, чтобы отвести ее к няне, мама слышала истошный крик девочки: «Не буду надевать кофту!» Поскольку на кофте были вышиты собачки, мама однажды спросила: «Ты что, боишься собачек?» Дочка сразу согласилась и с тех пор, когда что-то шло не так, как ей хотелось, всегда кричала: «Боюсь собачек!» На самом деле она отказывалась одеваться, потому что знала: сейчас мама быстро отведет ее к няне и исчезнет на целый день. Неверная мамина интерпретация сыграла злую шутку».


Прежде чем спрашивать ребенка
, чего он боится, нужно подумать и понаблюдать за ним. Очень часто страхи вообще не выражаются словами — «говорит» только тело. 4 — 5-летний ребенок в детском саду начинает постоянно болеть потому, что боится расставания с мамой. Первоклассник может не догадываться, что ежеутренние боли в животе перед школой — это страх наказания, страх «двойки». Эта же тревога может проявляться кажущейся ленью: школьник отказывается делать уроки самостоятельно, только вместе с мамой. На самом деле он просто хочет подстраховаться, разделить с ней ответственность. Бывает так, что истинную причину способен выявить только психолог. Но если она уже найдена или с самого начала была очевидна, тогда лучший способ борьбы со страхом — игра. В «Гарри Поттере» есть эпизод, где каждый из учеников магической школы Хогвартс получил в руки ящик с самым главным своим кошмаром, и справиться с ним можно было, представив его в смешном виде. Например, самого страшного учителя один мальчик нарядил в шляпу и платье своей бабушки.


Можно рисовать
на страхи карикатуры, сочинять о них смешные истории, сказки, стихи. Сын моей знакомой в первом классе ужасно боялся свою одноклассницу — крепкую, высокую бой-девку, которая колотила всех мальчишек-первоклашек. Ему помогла сочиненная вместе с папой песенка, в которой было много смешных ругательных слов о девочке. Каждый раз, проходя мимо жуткой одноклассницы, мальчик тихонько напевал ее, улыбался, и постепенно его страх развеялся.

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера