Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Уникальный человек Константин Райкин

Биографии
Уникальный человек Константин Райкин был всегда по-своему особенным. Если бы можно было неким градусником замерить его творческие и человеческие параметры, градусник бы вскипел. Райкин искренен, свободен и просто-таки нечеловечески обаятелен. Внешне он, конечно, не ДиКаприо или Том Круз, но через двадцать минут общения кажется самым прекрасным мужчиной на свете.
0 8586

Константин Аркадьевич, у вас в последнее время - что ни герой, то форменный злодей. Три персонажа из спектаклей «Сеньор Тодеро - хозяин», «Ричард III» и «Косметика врага» просто один другого краше. Кто, по вашему мнению, из них чемпион по части зла? В «Косметике врага» у меня герой, которого, мне кажется, можно внести в Книгу рекордов Гиннесса по части мерзости и ужаса. В «Синьоре Тодеро» я тоже играл большую сволочь, но там все решено в достаточно комедийном ключе, а в «Косметике...» — трагифарс, страшный детектив, разыгранный между двумя мужчинами. Вам грим важен, чтобы преобразиться? Когда важен, когда нет. Например, в «Тодеро» я целый час гримировался. Ричарда III играю вообще без грима, даже без тона — считаю, что и так хорош для этой роли. Однако, думаю, что исполнять отрицательные образы, правильно проживая их по системе Станиславского, не менее полезно, чем положительные. Хотя обозначения  «положительный»   и  «отрицательный» условны — играешь людей с разными качествами. Меня всегда интересовала смесь жанров, поскольку она ближе к реальности. Злодей не относится к конкретному жанру, это моральное определение. А наша современная жизнь порой такая странная, что трагедия одних становится абсолютным счастьем для других. Разве это не поразительно, что люди как один вид существ так устроены, что могут радоваться несчастью своих собратьев? Это ли не фарс и абсурд?! Все потому, что зло не требует труда, это как с горы катиться.


Добро - требует

Да, пробудить в человеке что-то дьявольское гораздо легче. Эти струны давно известны, они достаточно грубые и близлежащие, а пробудить противоположное, божественное иногда трудно в уникальном человеке Константине Райкином. Но природа и того и другого — эмоция, и она не от разума идет. Разум никогда не победит страсть: огонь, который горит в человеке, побеждает только другое пламя, какая-то иная внутренняя стихия. И она, кстати, может быть разбужена искусством. Добро все равно в человеке заложено, и хороший театр способен вызвать невесть откуда взявшуюся пронзительную и сильную эмоцию сострадания, доброты и любви. Чувство прекрасного, бывает, крепко спит в человеке, кто-то даже и не знает, что оно в нем есть, а сильные потоки, идущие со сцены, будят неизвестные ему самому ощущения. Похоже, публика давно вынесла вас за скобки текучки рейтингов. Хотя в кино вы в последние годы не снимаетесь и в телевизоре «не живете», слава ваша, как ни странно, не ржавеет.


Константин, в чем дело, как думаете?

Значит, люди еще различают. Но я не стал, бы употреблять слово «слава». Слава была у моего отца, а у меня — популярность. Можно сказать, она была всенародной в то время, когда вышел «Труффальдино из Бергамо». Тогда меня знали все. И хотя Труффальдино люблю больше, чем другие роли в кино, все равно она несравнима с театральными работами. В то время, когда крутили этот симпатичный фильм, я играл в спектакле Валерия Фокина «Записки из подполья». И мог такое! Да разве можно их сравнить по профессиональному уровню?!

Но, может, вы бы все, же сошли со своего театрального олимпа и смягчили жесткую позицию в отношении кино?

Бывают легкие измены по отношению к своему театру с кино раз в пять-десять лет у уникального человека Константина Райкина. Так что меня можно считать верным супругом. Для меня театр и кино по степени интересное несравнимы. Я говорю не о деньгах и славе, а о творческом интересе. Слава и деньги — замечательные вещи, но я давно сделал свой выбор. Когда ты выходишь на сцену, и тебя узнают, встречая аплодисментами, это хорошо. Тут сразу понятно — хороший ты артист или дерьмо. Тут ты, как голенький, и весь твой организм работает на полную катушку. Это я понимаю, такое мне интересно.

Мне звонили из конторы Спилберга. Но я даже не стал с ним разговаривать, потому что участие в его проекте никак не входило в мои планы, у меня тогда были «елки». Пока в обозримом будущем не вижу перспектив работы в кино, ведь я же еще художественный руководитель и преподаю в Школе-студии МХАТ. С кино это невозможно совмещать.

Константин, вы присмотрели себе кого-то из молодых режиссеров для новых постановок?

Я все время присматриваюсь к режиссерам, сейчас появилась сильная волна относительно молодых постановщиков. Для этой профессии возраст вообще условная вещь, в 40 — 50 лет они еще молодые режиссеры.


Мне интересен
Кирилл Серебренников, Володя Агеев, Лена Невежина, Юрий Бутусов. Я-то присматриваюсь, однако очень трудно для нашей большой сцены найти постановщика. Конечно, можно сделать и неудачный спектакль. Но это в пределах Садового кольца. Там это не трагично, там можно, гуляя по пешеходной зоне, зайти в театр, посмотреть хреновое представление, и сильно впечатления себе не испортить. Подумаешь, три часа проскучали, все равно красиво кругом, потом в кафе зашли, подняли себе настроение. Ко мне в Марьину рощу пока добрался, постоял в пробке, все, проклиная, попал за большие деньги в этой сарай, бывший кинотеатр, да еще и плохой спектакль посмотрел?! Ну, нет, да гори оно синим пламенем! Уникального человека Константина Райкина сразу проклянут. Поэтому я зрителя должен отблагодарить очень высоким качеством за то, что он ко мне приехал, и сделать так, чтоб он захотел прийти ко мне еще раз. В центре не всегда стараются, потому, что они находятся рядом с Кремлем. У меня в Марьиной роще только собаки бездомные да я. Зрителя, помимо красивой пешеходной зоны, могут привлечь еще звездные имена, почему же в «Сатириконе», кроме вас, нет крупных звезд? В «Сатириконе» играли и Фоменко, и Стек лов, и у меня это связано только с ощущением благодарности и хорошими воспоминаниями. Но работать и строить театр надо не со звездами, а с молодыми хорошими актерами. Звезды важны в антрепризе, а в театр ходят смотреть на искусство. Будут знаменитые имена — хорошо. Но театр — прежде всего кузница мастерства, а не кузница славы.

Константин, вас можно поздравить с пополнением: в этом сезоне в «Сатириконе» сыграла свою первую роль в «Синем чудовище» молодая артистка Полина Райкина...


Мне ее хвалят
со стороны. Я Полину не видел на сцене, пока она училась. У нее со мной точно такие же отношения, как и у меня с родителями. Мой папа посмотрел меня на сцене на третьем году моей работы в театре «Современник». Мне вообще кажется вульгарным, когда все смотрят, как папа смотрит на сына. В театре все должны смотреть на сцену! Родственные отношения, которые становятся достоянием всех, привнесли в нашу жизнь эстрадные артисты, а вообще это жуткая пошлость. Полина очень ценит свою самостоятельность, и я ее уважаю за это. Она поступала во все театральные институты, срезалась в лучший — Школу-студию МХАТ, хотя больше всего туда хотела. В результате поступила в Щукинское училище, где и я в свое время учился.

Константин, вам удается быть объективным в отношении ее?

 Она очень умная девушка, это могу сказать вам точно. Поэтому сильно сомневался в том, что ей надо быть артисткой. Все-таки ум у артистки — не самое главное качество, как мне кажется, хотя с идиотками тоже тяжело иметь дело. Я ей говорил: «Пойди лучше в театроведение, там сколько глупых бездарных людей, которым дано право быть напечатанными, хотя пишут всякую галиматью. А ты замечательно пишешь сочинения, с детства читаешь драматургию, разбираешься, умеешь анализировать. Пиши о театре». Но нет, она захотела быть актрисой.


Как вы относитесь
к преемственности в профессии и династиям?

Здесь нет закона. Некоторые, правда, считают, что ребенок у гения не может быть гением, что природа отдыхает на детях великих людей.

А о современных сатириках, что можете сказать?

Я не люблю сатириков. На каждый квадратный метр по восемь шуток. Есть замечательный писатель Михаил Жванецкий, его считаю просто очень хорошим писателем, огромного таланта человеком. Он, мне кажется, и сам не любит, когда его называют сатириком. Он просто очень остроумный и глубокий человек необыкновенного писательского и человеческого дара. Вот это да! Это Райкин понимает.


Вы, помимо прочего
, знаток и ценитель одеколонов и ароматов. Много их у вас в закромах? Достаточно. Но я не коллекционер, а пользователь. Мне они надоедают очень быстро. Никогда не покупаю одеколон ради того, чтобы он был в коллекции. Есть ароматы, ставшие редкостными, которые мне нравятся из «прошлой жизни», сейчас они сняты с производства. Но чего-то особо редкого нет. Просто я несерьезный коллекционер. В нашей стране все же невысокая культура запахов, поэтому, когда ты переходишь в иллюзорный мир какой-то пьесы, аромат иногда помогает. Скажите, а проверяете ли вы себя на соответствие тому кодексу, который выдвинули для своего коллектива?

Ну, Райкин же сам участник дела, то есть не только руковожу, но еще и играю: сам в эту воду влезаю и плаваю вместе со всеми. И пытаюсь плавать так, чтобы соответствовать тем требованиям, которые предъявляю к другим. Райкин вполне допускает ситуацию, при которой уйдет с этого места. Как только поймет, что тормозит что-то настоящее, живое, творческое и сильное, то найдет, чем заняться. Могу заниматься более скромными вещами, например преподавательской работой. Искусство — такое дело, что здесь совсем не надо быть начальником для того, чтобы получать удовлетворение. Стремление властвовать — это честолюбивые и в конечном итоге мелкие желания. Мне хочется, честно говоря, в диалог с Господом Богом вступать. 

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера