Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Михаил Полицеймако, актер, биография

Биографии
Мало кто знает, что Михаил Полицеймако, актер, биография которого гласит, что он - сын известного актера Семена Фарады и актрисы Театра на Таганке Марины Полицеймако. И все потому, что Михаил в жизни всего привык добиваться сам. Сейчас он воспитывает новое поколение актерской династии — семилетнего Никиту и девятимесячную Эмилию.
0 47141

Михаил, можно сказать, что профессия передалась вам по наследству? Это было заложено на генетическом уровне? Михаил Полицеймако: По поводу генетики я бы поспорил. Потому что, если взять мальчика из актерской семьи и отправить его рыбачить с детства, он станет рыбаком. А когда ты с младенчества постоянно находишься с родителями на гастролях, видишь только театр, съемки и больше ничего, то, скорее всего, ты будешь актером. И тут уже дело не в генетике, а в том, что окружает тебя с детства.

Значит, на выбор профессии влияет именно среда?

М. П.: Да. Меня, например, никогда не заставляли стать артистом. Никогда. Папа непонятно зачем отдал меня в математическую школу при академии Педагогических наук СССР. Я в ней учился до 8 класса и искренне не понимал, что я там делаю. Поэтому честно могу сказать, что когда привыкаешь к определенной атмосфере, в другую окунаться уже не хочешь. Это то, что цепляет тебя в детстве и уже не отпускает никогда. И в этом есть свои минусы. Потому что актерский труд — это очень тяжелый путь и зависимая профессия. Заработать большие деньги, будучи актером, невозможно. По крайней мере, у нас в стране.

Получается, что для вас работа — это кайф?

 М. П.: Это образ жизни. Я смотрю, опять же, на людей, которые ходят в море. Их каждый день штормит, они на старых баркасах опускают якорь, поднимают сети, солнце, жара... И ты со стороны не понимаешь, как это вообще возможно... Но они привыкли. Как рыба привыкла жить в воде, так же и я привык находиться за кулисами или на съемочной площадке. Я не отношусь к этому как к работе и не жду, когда же это закончится. Для меня спектакль — это способ самовыражения, энергетическая разрядка даже на физиологическом уровне...


А что тогда
влияет на формирование характера?

М. П.: Ну, это несколько другое. Характер закладывается, как мне кажется, с первых месяцев жизни. И, на мой взгляд, до 5 лет ребенок должен жить в любви. Когда я вижу мамашку, которая трясет малыша за руку и кричит: «Заткнись, я сказала!», я представляю, что будет с этим ребенком в 13-14 лет. Я не могу на это спокойно смотреть. Потому что ведь он еще не понимает, что от него хотят. Хотя сам я приверженник строгого воспитания.

Вы строгий папа?

 М. П.: Нет, я не могу сказать, что я строгий. Скорее, требовательный. Я, вообще, функции папы из-за своей занятости выполняю очень редко. Правда, недавно отдыхали с моей женой Ларисой и Миленочком у друзей на даче. Целых четыре дня я был реальным папой — нянчился с дочкой, кормил ее. А так в основном моя Лара все время с ней.

Вы в детстве тоже сами себе были предоставлены? Кто воспитывал Михаила Полицеймако, актера, биография которого так известна всей стране?

М. П.: У меня было две бабушки. Причем, две противоположности. Мамина мама, бабушка Женя, происходила из династии Альшванги и была крайне интеллигентной дамой. Она, даже когда ругалась с моим папой, говорила ему: «Молодой человек, я вас сейчас ударю палкой». Папина мама, баба Ида, всю жизнь проработала фармацевтом и была из рабочей семьи. И вот они постоянно спорили по поводу моего воспитания. Потому что одна бабушка говорила: «Мальчик должен кушать», а вторая: «Мальчик не должен быть толстым». В общем, как видите, победила та бабушка, которая говорила, что мальчик должен кушать. А еще у меня была потрясающая няня — Варвара Григорьевна Зайцева, которая еще воспитывала моего старшего брата Юру. У нас дома всегда была шумная, дружеская, открытая атмосфера. Вообще, я очень любил моменты, когда оказывался с родителями.

Вас наказывали за шалости или жизнь прошла без ремня?

М. П.: Я вообще не знаю, что такое ремень, слава Богу! Меня не наказывали, так, иногда ругали. Но я не был избалованным ребенком. Помню смешной момент, когда в 6 лет я встал на стул и начал рассказывать бабе Иде, которая просто не переносила мата, что я знаю слова на бэ, пэ и хэ. А она бегала и кричала: «Боже мой, что он говорит! Что теперь делать с этим ребенком!». Вот такая вот была развлекуха.


Какие у вас
самые яркие воспоминания детства?

М. П.: Их очень много. Но прежде всего, связанные с гастролями, Когда мне было 5 лет, я ездил с театром на Таганке в Ташкент. Лето, медовый аромат спелых дынь на развалах, жара... Еще запомнился круиз с папой и Марком Розовским на теплоходе «Тарас Шевченко», когда мы плыли из Одессы в Крым. Было очень классно! Самые теплые воспоминания о Коктебеле, в котором я отдыхал каждое лето с 6 до 18 лет. Помню спектакли в театре на Таганке, которые я смотрел по 20-30 раз за кулисами...Эх, вернуть бы детство!

Обычно дети хвастаются родителями. Вы хвастались?

М. П.: Я и сейчас продолжаю это делать. У меня уникальные родители, я ими очень горжусь. И счастлив, что родился именно в этой семье.

На кого вы больше похожи внешне, по характеру?

М. П.: Что касается внешности, мне все говорят, что я очень похож на маму. Характер у меня, скорее, отцовский. Хотя, не совсем, наверное, это все-таки своеобразный микс маминого и папиного.

Как вы считаете, вас правильно воспитали?

М. П.: Безусловно. И главное достижение моего воспитания в том, что я реально могу себя оценить. Я смотрю на себя в зеркало и не завышаю свою самооценку, и, в то же время, не занижаю. Я вижу то, что вижу. Однако у меня в детстве не было ситуаций, в которых надо было преодолевать трудности. И в этом минус. Например, многих детей отдают в настоящий спорт. И уже в 12-13 лет они знают, что такое работать на износ.

Вот я этого не знал. Поэтому, когда поступил в институт, на первом курсе у меня начался кризис. Как это была такая благополучная жизнь, а теперь надо впахивать? Для меня это было как обух по голове. Также и бокс...


Кстати
, что вас сподвигло принять участие в проекте «Король ринга»? В жизни не хватало адреналина?

М. П.: Во-первых, мне было приятно, что меня пригласили в этот мужской вид спорта, а не в какую-то попсень. Адреналин — это когда ты не знаешь, что это такое, а когда ты уже начинаешь тренироваться и получаешь по рылу и понимаешь: а ведь все по-настоящему... Вот таких ситуаций мне и не хватало. Поэтому я считаю, что в какой-то момент детям надо давать почувствовать, что это такое — работать на износ. Мне бы хотелось, чтобы Милька с 9-ю лет занималась теннисом и плаванием до седьмого пота. Причем с тренером, который давал бы ей нагрузку. Детей заранее надо ставить в такие ситуации, из которых они бы самостоятельно искали выход. Это и есть подготовка к настоящей взрослой жизни. И она обязательно должна быть.

В чем принципиальное отличие в воспитании сына и дочки?

М. П.: Воспитание детей вообще начинается с 5-6 лет. Несмотря на то, что своего сына от первого брака Никиту я вижу редко, я уже сейчас начинаю приучать его к главному принципу дисциплины: «сказал — сделал». Если я один раз попросил его что-то сделать, а он этого не выполнил, я обязательно напомню ему еще раз и, в конце концов, он внемлет моим просьбам. К сожалению, у него есть няня, которая его балует. Например, сейчас я его ругаю за то, что он сам не одевается. Конечно, проще, когда ботинки тебе зашнурует няня. Я и сам помню, как в детстве меня одевали бабушки, и меня это жутко раздражало. Это надо сразу искоренять. Вот девочка есть девочка. Но, если ее сильно баловать, тоже сядет на шею маме с папой, разложит лапти и скажет: «Вот, я такая!». Я такого не допущу ни в коем случае. Безусловно, не должно быть кадетского воспитания, когда дети тихо ненавидят своих родителей и потом в 17-18 лет все им высказывают. Но мне хочется, чтобы дети с 8 лет мыли посуду, слушались родителей — если папа сказал вынести мусор, значит, его надо вынести, и компьютерные игры — это не оправдание. То есть надо начинать вот с таких обычных вещей, чтобы дети понимали, что свободное время надо заработать. Все эти избалованные московские дети, которые в 16 лет ездят на «Феррари», — не просто мажоры, а самые настоящие дубль-диезы. В 25 лет они разочаровываются в жизни, потому что у них все есть и не к чему стремиться...


У моей дочери
несколько другое воспитание, чем у сына. Мы с женой принципиально отказались от няни.  Я,  конечно, понимаю, это модно. Но для меня шок, когда какая-нибудь известная женщина уже через несколько дней после родов снимается для журналов, а ребенка отдает на воспитание няне, вместо грудного молока кормит его смесями. Приходящая мама — это неправильно. В будущем это аукнется, и в какой-то момент ребенок скажет: «Мам, а пошла ты!».

Лариса Полицеймако: На самом деле я сумасшедшая мама и даже с бабушками не всегда оставляю дочь. А няня — это вообще чужой человек в доме. Да еще столько страшных историй показывают по телевизору про то, как няни издеваются над детьми. И потом мама, и ребенок так взаимосвязаны! Разве я могу оставить свою кроху с кем-то и уйти?

Михаил, вы присутствовали на родах. Чья это была инициатива? Какие остались впечатления? В обморок не упали? М. П.: Это была полностью моя инициатива. Я очень хотел поддержать свою любимую жену и быть с ней рядом. Эмилию мы «рожали» в Перинатальном Медицинском Центре. И второго рожать будем там. Когда присутствуешь на родах собственного ребенка — это незабываемо...

Л. П.: С Мишей рожать мне было очень легко. Он все 1,5 суток был рядом со мной. Приехал с гастролей уставший, и сразу ко мне. Когда он зашел в палату в чепчике и халате, я его вообще не узнала, думала, новый врач какой-то. Смотрю, мой муж! М. П.: Я все время смотрел на аппарат, который показывал динамику схваток. Потом увидел Милькин чуб. Причем она родилась и молчит. Я так испугался! Спрашиваю у врачей: «Все нормально?». Они: «Да». И когда они очистили ей ротик и носик от слизи, только тогда я услышал крик моей дочери.

Л. П.: Миша взял ее на руки, и у него по щекам покатились слезы, настоящие красивые мужские слезы. Я первый раз видела, как мой муж плакал. Это было так трогательно и приятно! М. П.: У меня остались самые лучшие воспоминания от присутствия на родах. И второй раз рожать будем вместе, и третий. Я считаю, что детей должно быть много. Поэтому в ближайшем будущем собираюсь построить большой дом, в котором всем хватит места.

Почему назвали дочку Эмилией?

М. П.: У нас было два варианта имени — Софья и Эмилия. Но все-таки решили остановиться на втором. Она же у нас миленькая, милая. Кроме того, имена Лариса и Эмилия оба греческие. Мы же на самом деле греки. А главное, если разобрать имя «Миля», то первый слог «Ми» от имени Михаил, а второй «Ла» — от имени Лариса. Вот и получилась у нас Эмилия Михайловна Полицеймако собственной персоной.


На кого она больше похожа?
Л. П.: Внешне она вылитая прапрабабушка, и еще очень похожа на Мишу в детстве. Недавно был смешной случай. К нам пришел массажист, смотрит на детскую фотографию Миши и говорит: «Ой, какая Миля фотогеничная!». А я говорю: «Вообще-то, это наш папа». Вот такое потрясающее сходство.

Какую судьбу пророчите дочери?

М. П.: Миля очень любит музыку. Поэтому посмотрим, есть ли у нас слух, захотим ли мы играть на фортепиано. Абсолютно точно будем учить английский, и заниматься теннисом. А там посмотрим. Л. П.: Еще дочь у нас увлекается литературой. Может часами с бабушкой рассматривать книги. Так что девушка она у нас серьезная.

Как вы относитесь к методикам раннего развития?

М. П.: Я считаю, что ребенка до 5-6 лет вообще нельзя загружать. У него должно быть счастливое детство. А если гениальность есть, она сама проявится. Л. П.: Я месяц с Милей ходила в школу общего развития, и с i сентября мы туда опять пойдем. Ей там очень нравится. Потому что педагоги через игру развивают восприятие мира.


Вы будете влиять
на выбор профессии ваших детей?

М. П.: Ни в коем случае. Хотя честно скажу, боюсь услышать от дочери фразу: «Папа, я хочу стать актрисой». Это очень тяжелый путь. И не каждый его выдержит.

Какие качества характера вы хотели бы, чтобы Миля взяла от вас, а какие от мамы?

Л. П.: Лично я хочу, чтобы у нее был Мишин характер. Он у нас такой добрый папа!

М. П.: Мы сейчас можем сколько угодно философствовать по этому поводу, но у нее уже есть свой характер. Лариса — потрясающая мама и жена, поэтому я хочу, чтобы Миля была похожа на нее. Вообще, самое главное, чтобы наша девочка всегда говорила «здравствуйте» и «спасибо». Чтобы она была хорошим человеком, а это складывается из поступков. Дети, они же всегда лучше своих родителей, поэтому у нее должен быть характер лучше, чем у нас.

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера