Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Актриса театра Вахтангова: Юлия Рутберг

Новости

Сыграть на сцене ненависть, которая потом перерастает в любовь, и бросить дело - с этого начались отношения Юлии Рутберг и Анатолия Лобоцкого. Больше в любовь-ненависть они не играют. Некогда. Да и неохота. Они сосредоточены на главном - своей семье. Путь каждого к общему семейному очагу - извилистый, но в их судьбах были некие реперные точки, которые позволили им выстроить свою шкалу отношения к жизни и к любви.

0 27006

Перечислять список ее ролей  —  бессмысленно: займет полстраницы, а суть останется неизменной — это Характер. Что бы ни играла актриса театра Вахтангова, Юлия Рутберг — всегда, кажется, что она наблюдает за... зрителями. И даже знает, какие эмоции вызывают ее роли, слова, жесты, взгляды. Она — прима Театра имени Евгения Вахтангова и любимая актриса известнейших режиссеров: Владимира Мирзоева, Михаила Козакова, Гария Черняховского, Петра Фоменко. Роли Анны Андреевны в спектакле «Хлестаков» и Тайной Недоброжелательности в «Пиковой даме» создали вокруг ее имени ореол характерной актрисы. Образы в кино тоже рождались только тогда, когда ей было что сказать зрителю: «Мужской характер», «Чек», «Московские окна», «Семейные тайны».

Что бы ни исполнял Анатолий Лобоцкий — за два часа кинодраматургического и театрального сжатого времени мы проживаем целую жизнь. Сиюминутные страсти благодаря его игре в театре превращались в роковые трагедии (спектакли «Леди Макбет Мценского уезда», «Забавы Дон Жуана», «Вольный стрелок Кречинский» и др.), а роль Андрэ в фильме «Зависть богов» сделала его популярным.


Впрочем, гаснет свет
и остается та чудная недосказанность, которая, собственно, и обусловила появление этого интервью: чем они живут вне экрана и рампы? Именно они — столь тщательно скрывающие свою личную, общую, жизнь.

Первая реперная точка на их пути — опоздание. Нет-нет, не на первое свидание. На премьеру. Энное количество лет назад актриса театра Вахтангова, Юлия Рутберг запланировала побывать на московской премьере фильма «Зависть богов». Но закрутилась, замоталась — не успела. «Ничего, — успокоила себя актриса. — Посмотрю на «Кинотавре». Ей была интересна новая работа Владимира Меньшова, который снимает пусть редко, зато метко. Хотя его традиционно всем миром ругают, кинокартины в любом случае становятся событиями. А еще любопытно увидеть никому не известного актера, который удостоился чести сыграть у Меньшова главную роль — французского журналиста, красавца Андрэ. Этот «мистер Икс» умудрился дебютировать в кино в 42 (!) года. О нем сразу заговорила Москва. Как выглядит внешне артист Лобоцкий, Юлия не знала. Поэтому вечно путала его с актером Андреем Мартыновым. И вот ведь незадача — на «Кинотавре» премьеру актриса вновь пропустила — проспала.


Судьба сведет
их позже, в антрепризе «Играем Стринберг-блюз» Михаила Козакова. А дальше уже сама жизнь продиктует путь, по которому они, люди взрослые, сполна получившие порции собственных ошибок и разочарований, примут решение отправиться вдвоем.

Отталкиваться будут от прощаний — это их вторая реперная точка. Надо было пережить-прожить прошлое, чтобы оставить его позади. У Юлии — 10 лет семейной жизни с рок-музыкантом Алексеем Кортневым, лидером группы «Несчастный случай», громкий развод, скоропостижная женитьба прежнего супруга на известной гимнастке.

«Когда люди разводятся, не стоит искать причину в одном из них. Обе стороны как виноваты, так и правы. Поэтому, как бы меня не провоцировали, — говорит Юлия Рутберг, — в жизни не скажу об Алеше плохого слова. Считаю его блестящим музыкантом и очень сильным человеком. Искренне желаю Леше счастья, а иначе быть не может. Мы ведь вместе прожили много лет. Было время — очень любили друг друга. Надеюсь, сегодня он живет с человеком, который ему по-настоящему дорог.

Алеша вряд ли бы решился на подобный шаг, предварительно ничего не обдумав. Мы расстались друзьями, и глупо желать ему вечного одиночества и тому подобной дребедени. Чем меньше в жизни раздражителей и негатива, тем лучше. Поэтому не стоит тратить эмоции на злость и на месть. Их надо отдавать только на любовь к ближнему.

Безусловно, после определенных событий у нас с Толей Лобоцким возникли некие проблемы с бывшими женами и мужьями, но вряд ли они интересны посторонним. Главное, что между всеми нами сохранились нормальные отношения. Чувства вины за прошлое нет. Зато есть полное осознание того, что, если нам с Лобоцким хорошо вдвоем, значит, и мы, в свою очередь, обязаны поступать так, чтобы никому не сделать больно».

У Анатолия — своя история: ранняя женитьба в 19 лет, сын, который ныне немногим младше отца. Однако Толя на вопросы о прошлом отвечает скупо и сдержанно:

«Предположим, пущусь я в какие-либо откровения. А ведь это интервью будут читать мои бывшие жены, дети, или женщины, с которыми я когда-то был. И каждый сразу будет экстраполировать все это на себя и думать: «Елки-палки, а не меня ли он имел в виду в этот момент?» Поэтому на подобные темы говорить не хочу».


На третьей отметке
своей жизненной шкалы они сошлись — работа, знаете ли. В ней они — сгорают и растворяются, угасают и возрождаются. Театр — их стихия. Юлия Рутберг эксцентричная, как изломанная линия, всегда воплощает психологически парадоксальные образы. Анатолий Лобоцкий же умеет играть не только зарождение чувства, но и его тончайшие нюансы развития. Хотя вот парадокс — Толя дебютировал на киноэкране поздно:

«Я был активно занят в театре Маяковского, — рассказывает Анатолий. — Туда меня пригласил художественный руководитель курса Андрей Гончаров. Каждый месяц играл до 30 спектаклей. Хотя, возможно, все дело в моем позднем поступлении в театральный (до него я закончил институт культуры). А может, причина в том, что практически никто из поколения выпускников 80-х, кроме Димы Певцова, в кино не снимался. Имена остальных сокурсников, увы, сегодня никому ничего не скажут. Но, говоря о своей загруженности в тот период, я имею в виду массовку, поскольку, как любой актер, был задействован во всех без исключения пьесах, включая сказки».

Лобоцкий стал премьером, и переиграл все мыслимые и немыслимые главные роли в Маяковке. Но массовка актера ничуть не напрягала. Наоборот, получал удовольствие от любого выхода на сцену. А потом — душевный разлад:

«В один прекрасный день я взял, да и ушел из театра. Причем навсегда... Уехал в Голландию, сам не знаю — зачем, почему. При этом не имел абсолютно никакого понятия, чем стану заниматься в стране вечных тюльпанов. Ехал на пустое место. Судя по всему, наступил тяжелейший творческий кризис. 10 лет беспрерывной пахоты принесли не самые сладкие плоды. Поэтому рванул, куда глаза глядят. Однако уже через полгода оттаял, все взвесил, подумал, и вернулся назад, в родной театр. Приняли с удовольствием, а к внутренним метаниям отнеслись с пониманием».


Понимание, вероятно
, их и сблизило. Лобоцкому хватает мудрости реагировать на любимые эмоциональные всплески супруги спокойно. Потому вдвойне хорошо, что они не только не похожи, но еще и в разных театрах работают. Но премьер своей половинки не пропускают. Анатолий строго относится к работам жены: чуть что — делает замечание. Муж отлично ее знает, поэтому никогда не восхищается до одури. Хотя после премьеры обязательно поздравит, похвалит. Понимает, какой это колоссальный труд. Юлия же, не лукавя, говорит о творчестве супруга так:

«Какой бы характер он не воплощал, всегда делает это с достоинством. Мне никогда за него не стыдно. Мы по нескольку раз ходим друг к другу на спектакли. Если ты любишь человека, значит, доверяешь ему. Но когда начинаешь соперничать в профессии с мужчиной, с которым живешь, тогда надо расходиться... У мужа блистательное чувство юмора. Покойный Григорий Горин говорил, что это его самый любимый Антонио из всех, кто был в пьесе «Чума на оба ваших дома».

Высокие ли это отношения? Да нет, обычные. Для любящих сердец. Найдя друг друга, они расширили общее пространство дружеской близости, это и стало четвертой реперной точкой в шкале их любви — дом как территория счастья, общего молчания, общих и разных увлечений. Когда нет никаких дел, и в квартире тишина — вдвойне замечательно. Толик читает, Юля учит тексты. Иногда они вырываются в кино. Порой, на несколько дней, на дачу, но это редко. Еще Лобоцкий — заядлый зимний рыбак. Заряжается от природы, от одиночества. Он — человек не публичный, не суетной, в компании не тянет одеяло на себя, наоборот — делает все возможное, чтобы не привлекать к себе внимание. Юля тоже не против тишины, но долго находиться в одиночестве не умеет. Бывает, правда, редко, когда за полночь к ним заваливаются гости. Хозяева воспринимают незваных, нежданных друзей с радостью и удовольствием.


Камень преткновения
многих семей — быт — они обошли стороной. Ну не их это точка. Юлия и Анатолий к «бытовухе» относятся с максимальной легкостью: у кого есть время, тот и хлопочет. Никакого «Домостроя». Тем более что дома бывают лишь рано утром, да поздним вечером. Завтрак — на бегу: кофе с молоком, йогурт, творожок, каша растворимая. Обед — в театре. Хотя Юля — большая поклонница японской кухни. А на своей домашней не понимает все эти кулинарные изыски в виде ста шестидесяти семи салатов. Зачем?

«Я, правда, люблю варить супы. И салатики делаю всякие. Главное, чтобы быстренько. Пыхтеть два часа у плиты — не для меня. Мне в свое время хватило маминого опыта. Она даже при «совке», когда все было в дефиците, умудрялась всех накормить до отвала. Дома дверь постоянно открыта, на дни рождения собиралось по 50 человек. Помню, как на своем юбилее мама сидела без сил, а все за обе щеки уплетали ее стряпню. Я постановила: в моей жизни такого не будет».

Еще Юля с Толей «на вы» с компьютером. Освоить это чудо им помогает сын Гриша. К слову, с ним у Юли отношения построены на полнейшем доверии, как у брата и сестры. Ну и уж в чем Юля полная неумеха, так это в искусстве шитья:

«Помню, пошила в школе на «домоводстве» ночную рубашку. Учительница долго не могла подобрать определение моим способностям к рукоделию. Самое обидное, что мы с подругой шили рубашки по одному и тому же лекалу. У нее получился «Испанский сапожок», а у меня — «Триумфальная арка».


В обычной жизни Юлия
предпочитает спортивный стиль одежды. Главное — понять, что тебе к лицу, и чувствовать себя комфортно. Вот таким образом и создавать свой стиль: «Иногда мне достаточно надеть любую вещь, чтобы почувствовать себя уверенно. В одном и том же костюме ты можешь выглядеть по-разному. Внешний вид зависит от того, какое у тебя настроение. Когда не болит голова, ты беззаботен, молод. Все хорошо! А потом вдруг посмотришь: «Батюшки! Откуда еще 45 лет на лице взялись, откуда эти сгорбленные плечи, вместо глаз — щели, уши как у слона?»

Только в Париже она может позволить себе всерьез поменять гардероб и долго бродить по магазинам. А так все покупки делаются на лету. В повседневной жизни крайне умеренный макияж у актрисы театра Вахтангова Юлии Рутберг. Правда, любит поэкспериментировать с цветом волос. И обожает, обожает, обожает... делать неожиданные подарки. С удовольствием покупает Толику одежду — свитера, джемпера, дорогие парфюмы. Из любых поездок привозит его любимые сигареты. Он презентует ей фигурки верблюдиков, которые Юля давно и страстно коллекционирует. А еще духи «Клини». В курсе, что жена терпеть не может цветы, как «обязаловку», поэтому букет преподносит исключительно от чистого сердца, и только когда душа поет.

А вот в чем себе Юля не может категорически отказать, так это в новой обуви и в поездке на такси. Признает, что такая страсть у нее от мамы. У актрисы неимоверное количество обуви, тем не менее, пройти мимо хорошего бутика она не в состоянии. И тут же с новой коробкой, да в такси. Она может спокойно целый день не кушать, но в метро в жизни не спустится.

Копить они с мужем не умеют. Да и не пытаются. Если что-то уж больно понравится — одолжат, и купят. Надо жить, пока живется. Зато в лепешку разобьются, будут работать, как каторжные, но обязательно решат проблемы детей, родителей, если таковые возникнут. Это еще одна, пятая отметка в шкале жизненных ценностей актрисы театра Вахтангова, Юлии Рутберг.


Несколько лет назад
серьезно заболел отец Юлии — Илья Григорьевич. Понадобилось дорогостоящее лечение. Дочь, которая боготворит папу, сделала все, чтобы облегчить его страдания. Соглашалась на все без исключения предложения. Отправилась в тьмутаракань, где зритель категорически не понял ее поэтический спектакль. Желтая пресса с шакальей радостью зацепилась за добычу — жареный факт. И давай друг перед другом изголяться, кто побольнее ударит: и «халтурщица», и «бездарь», и «освистали», и «ушла со сцены под звук собственных каблуков». Конечно, Рутберг прекрасно понимала, что едет не совсем к своему зрителю, но папа очень болен... В этой жизни она обожает и беспрекословно слушается ровно трех своих мужчин: папу, мужа, сына. Ну, да ничего — выстояла. Со временем боль душевная улеглась. А главное — папе стало легче.

«Я не отношусь к тем индивидуумам, которые после удара по правой щеке подставляют левую. Иду другим путем — прекращаю с подобными всяческое общение. И сразу даю понять, что не собираюсь никого прощать. Вернее, простить могу, а вот забыть — нет. Как поступать с теми, кто не пытается скрыть зависть и злость? Да, Господи, ищите вы корень проблем в себе! Если человек подлец, значит, он подлец. Если совершил предательство, к чему молча ждать второго раза? Лучше сразу объясниться и прекратить с ним общаться. Есть люди, с которыми я давно не разговариваю.


Я не сильная и не слабая
. Когда-то надевала на себя маску «непробиваемой леди», защищаясь от далеко не простой и удачной судьбы женщины-актрисы. А отныне хочу, чтобы мое лицо отражало лишь то, чем живет, и чему радуется душа. За последнее время я сильно изменилась. Профессия обязывает классно играть и красиво обманывать зрителей. Но при этом дом, семья, друзья — это одно. Театр, работа — совсем другое. А я вот долго заплетала все эти грани в одну косичку. Сейчас, слава Богу, остановилась, осмотрелась, одумалась и перестроилась».

Просто реперные точки, на которых основывается любая шкала измерений, выстроились в ряд. Точка кипения страстей и замерзания сердца — уже пройдены. Сложилось, сжалось, выстроилось — все то, что ныне называется чета Рутберг — Лобоцкий.

«Иногда, кажется, — говорит Юлия, — что сам Господь преподнес мне столь фантастический подарок. Сегодня уже плохо представляю себе, как все эти годы жила без Толи. Не пытаюсь сравнивать его с кем-либо из своих бывших мужчин — бессмысленно. Наверное, раньше с Юлией Рутберг тоже происходила какая-то очень хорошая, но совершенно иная история. А вот испугались бы мы с ним тогда, растерялись, многое бы, потеряли. Страдали бы друг без друга. При всем притом, мы совершенно разные люди. Наверное, в этом и состоит прелесть отношений, когда в определенный судьбоносный момент непохожие личности пересекаются и превращаются в сообщающиеся сосуды».                           

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера