Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Дочь Анны Самохиной - Саша Самохина

Биографии

В детстве я часто упрекала маму, что родители меня бросили, поэтому я, бедная и несчастная, с бабушкой. Она мне отвечала: «Доча, у тебя счастливое детство с любимыми бабушкой и дедушкой — мама имела в виду родителей моего отца. — А я в детстве хлебнула лиха — не дай бог никому такое пережить!» Мне становилось стыдно за свои капризы – сказала как-то дочь Анны Самохиной Саша Самохина.

3 80678

Сначала мама с родителями и старшей сестрой Маргаритой жили в Гурьевске. Отец всю жизнь проработал на заводе сталеваром, мама трудилась там же. Потом они переехали в Череповец — индустриальный, загазованный город. Так как своего жилья у Подгорных (девичья фамилия мамы) отродясь не было, они часто переезжали с одной квартиры на другую. Однажды мама вернулась из школы, а дверь ей никто не открыл. Вышла сердобольная соседка и сообщила бедной девочке, что родители еще утром переехали, назвав приблизительно район и улицу. И только к вечеру мама разыскала свое новое место жительства. Я могу объяснить такую «оплошность» только тем, что дедушка с бабушкой настолько замотались на работе, что попросту забыли предупредить дочь о переезде. Однажды, когда мама с сестрой спали, а родителей не было дома, в комнату стал ломиться пьяный сосед. Девочки перепугались до смерти и только благодаря Рите, которая успела закрыть дверь на засов, спаслись от соседа-дебошира. Мама рассказывала, что как-то их класс повели на Череповецкий металлургический завод, где работал ее отец. После этого она долго вздрагивала во сне. У плавильных печей было жарко и стоял невероятный грохот. Периодически сталевары прямо в защитных робах вставали под ледяной душ, установленный в цеху, и от людей валил пар. Мама решила, что именно так выглядит ад. Тогда она и поклялась, что непременно изменит свою жизнь и никогда не будет нуждаться. Дед крепко выпивал и рано умер. Бабушка, оставшись одна, всю себя посвятила дочкам. Ей хотелось, чтобы мама стала учительницей музыки, а старшая Рита — художницей. Поэтому Аню определили в музыкальную школу, а Риту — в художественную. Вскоре бабушка с девочками переехали в малюсенькую комнату в коммунальной квартире. Условия были ужасные, мама иногда спала на общей кухне, поскольку в комнате было слишком мало места. И тогда бабушка решилась написать письмо своему однофамильцу Виктору Подгорному, члену ЦК КПСС. Представьте — им незамедлительно выделили комнату попросторнее! Радости не было предела, но вскоре Рита уехала в другой город поступать в художественное училище. А следом и мама объявила, что поедет сдавать экзамены в Ярославское театральное училище. Бабушка не решилась отпустить младшую дочь одну и отправилась с ней. Мама прошла все туры, но почему-то была уверена, что не поступила, и уже собиралась возвращаться домой, не дожидаясь результата. А бабушка все-таки посмотрела списки и увидела фамилию Подгорная. Это было начало взрослой жизни — общежитие, учеба, трудовой лагерь.

Любовь, чувства...

—  На мамином курсе учился мой будущий папа — Александр Самохин. Он приехал в Ярославль из Владикавказа и был старше мамы на восемь лет. Уже успел окончить мореходку, работал декоратором. Представьте, почти все однокурсницы были в него влюблены. Папа рассказывал, что у них учились одни красотки, мама на их фоне выглядела едва оперившимся воробышком — в перешитой школьной форме, худенькая, неприметная. К тому же бабушка стригла своих девочек под горшок, чтобы за «модной прической» легче было ухаживать. Папа же купался в женском внимании. Но вскоре все изменилось. Летом студентов отправили на картошку. Надо уточнить, что на их курсе было два друга-красавца — брюнет, мой папа, и блондин. Так вот блондин первым обратил внимание на маму, о чем немедленно сообщил своему ближайшему другу. В ответ папа только рассмеялся: «Да ты что, оставь, это же уголовное дело. Она — малолетка!» Но тем не менее стал к маме приглядываться. Подумал: «А Подгорная ничего — и фигура, и глаза!»

У моих родителей завязался роман

Вскоре они стали встречаться, сняли квартиру и съехали из общежития. Этот факт мама долго скрывала от бабушки, только Маргарита была в курсе ее сердечных дел: влюбившись мама тут же написала письмо сестре. Когда маме исполнилось восемнадцать, они с папой расписались. Свадьба была весьма скромной: обменялись в загсе кольцами, дома стол накрыли. Невеста была в брючном костюме и без фаты. Родители с утра до ночи учились, времени на развлечения абсолютно не хватало. Да еще мама была занята во всех студенческих спектаклях. Слава богу, бабушка увидела дочку на сцене. А вот до кинопремьеры так и не дожила. Маме было двадцать пять лет, когда бабушка умерла от инсульта. Недавно мне попало в руки ее письмо: «Я потрясена, горжусь тобой, Анечка. Представь, что я всегда буду сидеть в десятом ряду, на десятом месте и смотреть на тебя». Маме было двадцать, когда я появилась на свет. Родители уже жили в Ростове и работали в ТЮЗе у режиссера Вячеслава Гвоздкова. Он принял в труппу папу, маму же взял в довесок. Но в результате она переиграла в этом театре почти весь репертуар. Гвоздков был против того, чтобы его артистки рожали, даже пригрозил маме, что лишит ее ролей. Но она не подчинилась диктату, за что я ей безмерно благодарна. И началось — пеленки, распашонки... Честно говоря, мама пала духом. Мало того, что в общежитии условия не ахти какие, еще и бессонные ночи, и вынужденный домашний «арест». Вдобавок мама оказалась в центре так называемых закулисных интриг. В «Сирано де Бержераке» она репетировала Роксану, скоро должна была состояться премьера. И вдруг в самый последний момент роль по непонятной причине отдали другой артистке. Времена были непростые, но поскольку папа подрабатывал росписью гипсовых масок — их тогда было модно вешать на стену, жили мы значительно лучше остальных. Можно сказать, он стал первым предпринимателем в актерской среде. На заработанные деньги папа у местных фарцовщиков покупал маме одежду. Представляю, как она, с ног до головы одетая в «фирму», хвастается своим подругам: «А мой Саша умеет зарабатывать деньги!» Мне было весело в общежитии, где роилось много детей. Все ходили друг к другу в гости, двери никогда не запирались. И родители впоследствии с теплотой вспоминали этот отрезок жизни. Тем не менее мама стремилась к чему-то большему, ей многого хотелось добиться, ведь не зря же она поклялась однажды, что никогда не будет нуждаться. Как-то мама заявила отцу: «Надо ехать в Польшу! Говорят, там можно прилично устроиться». Папа удивился: «Что мы там будем делать?» Она, не раздумывая, ответила: «Да хоть трамвай водить!» - Слава богу, этого не произошло: в тот момент на горизонте нарисовался ассистент режиссера Александр Просянов, который приехал в Ростов искать актрису на роль Мерседес в фильме «Узник замка Иф». Он увидел в актерском отделе мамину фотографию и пришел в общежитие сверить ее с оригиналом. Представьте: навстречу ему выходит девушка в халате с тазиком, без грамма косметики. Как ему показалось, серая мышка. Мама пулей улетела в свою комнату, навела марафет и получила первую звездную роль. В письме бабушке мама писала: «Может, это именно та стартовая площадка, с которой начнется мой взлет. Режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич спросил, откуда у меня, молодой девушки, такая глубина в глазах. Но ты же знаешь, как близко я принимаю чужое горе, как за все переживаю». С годами мама изменилась, стала более жесткой. Выстроила стену между собой и остальными людьми...

Съемки

Я твердо убеждена, что мама была красавицей и безо всякого макияжа, но она придавала своему внешнему виду огромное значение. Никогда не выходила из дома «не в форме». Помню, часами наблюдала, как мама красится, любовалась ею. Мне было лет тринадцать, я садилась напротив и смотрела на маму, как удав на факира. Вначале она раскладывала волшебные баночки, коробочки, пудреницы. Ритуал перевоплощения длился долго, причем львиную долю времени мама тратила на ресницы. Когда наносила последний штрих, вздыхала: «Боже мой! Как же мне это надоело!» А я не понимала, как может надоесть краситься? Не успела мама сняться в роли Мерседес, как режиссер Юрий Кара пригласил ее в картину «Воры в законе». Этот фильм вышел на экраны раньше «Узника замка Иф», поэтому многие считают Риту первой маминой ролью. Кстати, героиню повести Фазиля Искандера звали иначе, именно мама настояла, чтобы ее переименовали в Риту, в честь сестры. Я отдыхала в Сочи, когда «Воры в законе» вышли на экраны. Меня пропустили на фильм с бабушкой, несмотря на то что мне было всего пять лет. Охранник, увидев меня, воскликнул: «Ой, девочка, как ты похожа на Риту! Ты случайно не ее дочь?» У меня даже стрижка была как у мамы. После сеанса бабушка долго не могла меня успокоить: когда мама в конце фильма в красном платье бежит по дорожке, а в нее стреляет родной отец, я закричала на весь зал: Маму убили! Много раз я пересматривала мамины фильмы, но только не «Воров в законе» — слишком тяжелым было детское впечатление. Мама рассказывала, как сложно ей дался финал. Когда съемки закончились, выяснилось, что не хватает крупного плана героини, лежащей на траве. С трудом нашли на стадионе пятачок земли с зеленой травой - был уже конец октября. Мама долго лежала на мерзлой земле и в результате заработала воспаление легких... Она стала часто сниматься, ездила на встречи со зрителями. Возникла проблема, что делать со мной. И тогда решили, что я поживу с папиными родителями — бабушкой и дедом (ее вторым мужем, дагестанцем) во Владикавказе. Бабушка Александра, в честь которой меня и назвали (мы даже родились в один день), была очень строгой, а вот дед Наби Гасанович баловал меня безмерно, постоянно дарил ювелирные украшения. Я ходила вся в золоте — колечки, сережки, цепочки. Когда родители меня забрали, Наби сказал бабушке Саше: «Я так люблю эту девочку, что просто задыхаюсь без нее». Летом, когда я к ним приезжала, у деда был праздник. После выхода «Воров в законе» ко мне во Владикавказ приехала мама. Боже мой, с ней невозможно было пройти по улице! Мужчины буквально сворачивали шеи. Я шла с ней рядом, эдакий маленький шпендик, и меня переполняла гордость. Правда, в школе я скрывала, кто моя мама, — старалась не зазнаваться. Родители первое время жили в Ленинграде, в гостинице «Советская». Перед ними стоял выбор: Москва или город на Неве? Папа вспоминал, что все решил один романтический вечер, вернее, белая ночь. Они стояли на мосту Фонтанки, и мама сказала: «Какой красивый город! Давай останемся здесь». Но Ленинград мама видела нечасто, так как без перерыва снималась. Бабушка периодически возила меня к ней на съемки. В шесть лет я побывала на съемках фильма «Гангстеры в океане». Целый месяц мы с бабушкой жили в каюте на сухогрузе. Там я подружилась с актером Сергеем Крыловым. Мы с ним играли в школу. Он смеялся: «Учись, Саша, все напишут в школе «малако», а ты напишешь «молоко»!» В фильме «Дон Сезар де Базан» я даже снялась в маленьком эпизоде: цыганская девочка с кудряшками, которая сидит на руках у Михаила Боярского, — это я. Боярский был моим кумиром. Фильм снимали в Вильнюсе летом. Стояла невероятная жара, а маме приходилось репетировать танец с обручами. Помню, как я злилась на режиссера Яна Фрида: он целый день сидит под тентом и попивает воду со льдом, а мама танцует на солнцепеке в корсете!

Смутно помню съемки «Царской охоты» в Севастополе, хотя все это время жила с мамой. Только многочисленные вечерние посиделки с актерами, байки, анекдоты. В тот период мне очень нравился Николай Еременко. Вообще все мое детство прошло со взрослыми, и родители не препятствовали этому. После фильма «Поезд до Бруклина» мама подружилась с Родионом Газмановым и его мамой. Эта дружба продолжалась до конца ее дней. Каждый раз, когда родители уезжали по делам, я страшно переживала, плакала. Обижалась на них лет до двадцати. Наверное, меня поймут только те дети, которые воспитывались у бабушек и дедушек. Но иначе было нельзя... Возникни такая ситуация в моей жизни, я поступила бы точно так же: оставила бы ребенка с родным человеком и занималась карьерой. Родители забрали меня к себе, когда обзавелись своим жильем — комнатой в коммунальной квартире. Мне было восемь лет. Мама редко появлялась дома, в основном я проводила время с папой, мы с ним были не разлей вода. Мама невероятно много снималась, еще была занята в труппе театра «Балтийский дом». Правда, играла немного, но никогда не чувствовала себя невостребованной театральной актрисой. У нее появился новый круг общения — люди из бизнеса. В то время народ перестал ходить в театр. Однажды на спектакль «Шведский замок» пришло всего пятнадцать человек. Актеров на сцене было больше, чем зрителей. Этот спектакль в пустом зале и заставил маму принять решение уйти из театра. Она вышла к публике, попросила прощения и покинула сцену. Мама и отцу предложила уйти из театра, заняться бизнесом. Но тогда он к такому поступку не был готов....

Этап жизни

Одиннадцать лет — для меня определенный этап в жизни. Тогда я стала взрослой. Летом, когда отдыхала во Владикавказе, умер мой любимый дедушка Наби. Для меня его потеря стала сильным потрясением. В этот момент позвонил папа и сообщил: «Саша, мы расстались с твоей мамой. Она теперь будет жить с дядей Димой». Я прекрасно знала Диму, он был вхож в наш дом. То, что он влюблен в маму, было видно невооруженным взглядом. Дима любил шутить: «Вот ваша дочь вырастет, я на ней женюсь!» — Как они встретились?  Их познакомил композитор Игорь Азаров. Мама записала с ним песню, и они решили отметить это событие в одном из первых в городе кооперативных кафе, владельцем которого был Дима. С тех самых пор Дима постоянно бывал у нас в гостях. Папа, надо отдать ему должное, человек спокойный, неревнивый, поэтому эту ситуацию принял достойно, без истерик. Димины чувства были заметны даже слепому и глухому. Я, честно говоря, такой любви больше в жизни не встречала. Он не мог без мамы существовать и пяти минут. Стоило ей выйти на кухню, как тут же раздавалось: «Мася, где ты? Я не могу без тебя». В тридцать лет мама венчалась с Димой в Никольском соборе. Она была ослепительно красива в роскошном длинном платье и казалась мне похожей на ангела. Я гордо несла за невестой шлейф. Венчание происходило зимой, сразу после маминого дня рождения. Помню, Дима пошутил: «Я надеялся, что женюсь на женщине, которой двадцать девять, а женился на тридцатилетней. Не успел.

Как вы отнеслись к разрыву родителей?

Честно? После их развода я заняла папину сторону. Поскольку именно мама была инициатором разрыва, я ушла жить к отцу. Только сейчас понимаю, какой это был удар для мамы. Она долго уговаривала меня остаться, но я была непреклонна. А папа вскоре женился на Светлане, с которой встречался еще до женитьбы на маме, восемнадцать лет назад. Вот такая история любви! Светлана переехала к папе со своими двумя детьми, и нас в небольшой квартире стало пятеро. Мама с новой силой принялась меня уговаривать: «Саша, понимаешь, папе сейчас трудно. Он не может сам тебе об этом сказать. У нас тебе будет лучше». И я сдалась. Правда, жили мы на съемных квартирах, постоянно переезжая с одной на другую. Так что все рассказы о том, что Анна Самохина вышла замуж за миллионера, не соответствуют действительности. Дима ради мамы ушел из семьи, оставив квартиру бывшей жене. Мама с Димой много трудились. И из маленького кафе с пластиковыми столами и стульями сумели сделать два престижных ресторана. Думаю, маму подкупили в Диме его решительность и ярко выраженные лидерские качества. Она очень ценила это в мужчинах. Папа же человек более мягкий, интеллигентный, тактичный.

Какие отношения у тебя сложились с отчимом?

Мягко сказать, непростые. Хотя Дима и признавал, что я была умна не по годам, и часто заводил со мной разговоры на серьезные темы, не могу сказать, что это нас сближало. Дима постоянно надо мной подшучивал, высмеивал мое подростковое косолапие, и я, конечно, обижалась. Подозреваю, что мама ссорилась с ним из-за меня. В тот период я серьезно увлеклась чтением. И мне не были нужны ни подруги, ни кавалеры, ни свидания. Диму это настораживало: «Ребенок не посещает секции, кружки, не общается с ровесниками! А самое главное — не изучает английский!» Но мама на меня не давила и очень лояльно относилась к моим увлечениям. После развода с папой она стала мягче. Я могла из нее веревки вить. Скорее всего, это было вызвано чувством вины. Позже мама призналась: «Я тебя жалела, не заставляла заниматься английским, так и не научила хозяйничать. А все из-за того, что с папой развелась, дедушка умер, ты жила у бабушки. Все-таки надо было драть тебя как Сидорову козу!» Лет в тринадцать у меня появилось желание краситься и примерять мамины вещи. Одним словом, хотелось поскорее стать взрослой. Мама с Димой были заняты строительством загородного дома и часто на несколько дней уезжали из города. В мамино отсутствие я любила залезть в ее шкаф и перемерить все вечерние платья, парики, боа и палантины. Подружек я встречала в ее бархатном бордовом халате. Ходила в нем по квартире и ощущала себя Гретой Гарбо в роскошном отеле. Однажды после очередного «салона» я мыла посуду и случайно замочила рукава халата. Мама скоро должна была вернуться, поэтому я поскорее повесила халат в шкаф. И вот мама лезет в шкаф за халатом. «Саша, ты его надевала?» Я не моргнув глазом отвечаю: «Нет, конечно!» Мама: «Саша, не ври! Рукава-то мокрые! Ладно бы ты только надела мой халат, но зачем врать?!» Мама могла простить человеку любой проступок, но категорически не выносила вранья. После этого она не разговаривала со мной несколько дней. Урок я запомнила на всю жизнь. Если мне когда-нибудь хотелось маму обмануть, я вспоминала бордовый халат — и охота лгать тут же пропадала. Лет в пятнадцать я попробовала курить. Однажды мама заходит ко мне в комнату, а я как раз переодевалась и две припрятанные сигареты упали на пол. Я, как Вицин, быстро наступила сначала на одну сигарету, затем на другую. Мама даже растерялась: «Ну ладно, я пошла». Немой укор сделал свое дело, с тех пор желание покурить исчезло. В школе у меня была лучшая подруга, ее звали Вера. За какую-то провинность родители запретили ей идти на мой день рождения. Но Вера ослушалась и пришла. Естественно, я заняла сторону подруги, убежденная, что ее родители настоящие монстры, которых нужно проучить. И оставила ее у себя ночевать, несмотря на то что очень боялась обманывать маму. На какие только ухищрения мы не шли! Моя комната находилась рядом с входной дверью, кроме того, имела балкон, на котором было удобно прятаться. Так мы провели целых три дня. Вечером, когда мама заходила в комнату пожелать мне спокойной ночи, Вера выбегала в одной футболке на балкон, несмотря на то что стояла зима. По ночам я таскала ей еду из холодильника. Однажды мама что-то заподозрила: «Саша, что с тобой происходит? Ты постоянно ужинаешь в своей комнате одна». Я ответила, что остро нуждаюсь в личном пространстве и прошу меня не беспокоить. Мы доигрались до того, что, выходя с Верой на улицу, прятались от милиции. Когда ко мне пришла Верина мама, отчаявшаяся найти дочь, я, глядя на нее честными глазами, сказала, что не видела подругу три дня. Потом Вера сжалилась над родителями и вернулась домой... Мама узнала об этой истории только на передаче «Блеф-клуб». Она была уверена, что я все придумала, а узнав правду, долго не могла прийти в себя.

Анна перестала сниматься в кино и занялась ресторанами?

Мама не снималась всего года три, когда в стране и в кино был глубокий кризис, потом предложения посыпались как из рога изобилия. Когда же в профессии возник перерыв, она заполнила паузу рестораном. Мама сама придумывала интерьер, составляла меню. Надо отдать ей должное, готовила мама бесподобно. Чего только стоил десерт «Анна», пользовавшийся огромной популярностью! Маме безумно нравилась роль бизнес-леди, и она прекрасно с ней справлялась. В ресторане выступала в роли гостеприимной хозяйки, лично принимала и Жерара Депардье, Пьера Ришара, и Сильвию Кристель, и группу «Aerosmith». В нашем ресторане отмечала свой день рождения Наташа Королева. Я помню мамину строгую выправку, у нее появились железные нотки в голосе: сотрудников следовало держать в тонусе. Целыми днями они с Димой пропадали в ресторане. И все семь лет, что прожили вместе, практически не расставались, вместе работали, вместе отдыхали. Наверное, в этом была и ошибка. В итоге они устали друг от друга. Развод с Димой был тяжелым. Но, как мне кажется, чувства у них не остыли и после расставания.

Почему же они расстались?

У обоих был непростой характер. Можно сказать, нашла коса на камень. Мама очень ценила в людях выдержку, да и сама не позволяла себе распускаться. Не помню, чтобы когда-нибудь папа хоть на тон повысил на нее голос. Дима же был абсолютно несдержан — когда возникал конфликт, его буквально несло. Мог взорваться, накричать. Маме было очень тяжело это выносить. Но история закончилась, а чувства остались. Дима мне как-то признался: так, как он любил маму, не полюбит уже никого. Но жизнь продолжается. Надеюсь, в его жизни еще случится большая любовь... Мама ушла от Димы в никуда, оставив ему загородный дом. Меня же отправили к бабушке, которая к тому времени переехала из Владикавказа в Петербург. Думаю, мама поступила так, чтобы я не видела семейных сцен. После развода с Димой мы с мамой поехали «зализывать раны» в Хорватию. Это была самая замечательная поездка в нашей жизни! Каждый вечер мы ходили на дискотеку и отплясывали почти до самого утра. С нами пытались знакомиться местные красавцы. Бегали следом и кричали: «Сестры? Потанцуем?» Мама шутила: «Я, наверное, из сестры сразу переквалифицируюсь в бабушку». Много лет мы вспоминали эту поездку... Мама пережила развод с Димой очень болезненно. На всю жизнь запомнила ее фразу: «Саша, даже если впереди неизвестность и страшно делать шаг, все равно его сделай. Не надо оставаться там, где тебе тяжело». В этот период мама очень хотела перебраться в Москву: она там много работала. Я часто ее навещала, и мы планировали, что вскоре я к ней перееду. Но в ее жизни появился Евгений Борисович — бывший военный, таможенник. Мама в тот момент очень нуждалась в поддержке. Женя увидел ее и влюбился без памяти. Видимо, решил: если сейчас маму не завоевать, потом ничего не получится. Поехал за мамой в Москву и уговорил ее вернуться в Петербург. Честно говоря, я была против. Но в нашей семье не принято вмешиваться в личную жизнь близких. Поэтому сплетни о том, что мама разлучала меня с кавалерами, — полный бред. Она могла выслушать, дать совет, но никогда на меня не давила. И я старалась поступать так же. Сказала только, что хотела бы, чтобы она осталась в Москве. Но, видимо, в тот момент ей необходимо было сильное мужское плечо, и она вернулась. Надо отдать Евгению должное: он окружил маму невероятным вниманием, исполнял любое ее желание. Мама это оценила, и я со временем изменила мнение о нем. Женя сопровождал ее на все спектакли, даже ездил с мамой на гастроли. Организовывал все на высшем уровне, чтобы маме было уютно и удобно. Если бы она захотела рябчиков с ананасами в двенадцать ночи, уверена: Женя и это мог бы раздобыть. Когда мама переехала к Евгению во Всеволожск в его загородный дом, она решила, что там и останется жить до конца своих дней. Немедленно все в доме перестроила, посадила дивные цветы, завела таксу Вилку. Но они расстались... Вначале Женя понимал, что рядом с ним — звезда экрана, а потом заигрался в маминого директора, решал вопросы по поводу ее съемок, интервью. Позже и вовсе пришел к выводу, что рядом с ним просто «тетка», которая должна все бросить и ублажать его, неповторимого и единственного. Но мама немедленно показала, что из нее никогда не сделать покорную женщину Востока. В это время мы с мамой вместе гастролировали и даже снимались. В фильме Дмитрия Светозарова «Три цвета любви» я играла маму в молодости, а в «Черном вороне» — ее внучку. Мама меня хвалила, а ведь когда-то не хотела, чтобы я стала актрисой! Однажды даже заявила, что поставит в церкви свечку, только бы я не поступила в театральный. Она мечтала, чтобы я занималась ресторанным делом.

Дело в том, что я постоянно что-то забывала... В театре без конца стреляла у мамы колготки. Однажды она не выдержала: «Господи, Саша, сколько можно! Я в гробу буду лежать, а ты все равно придешь и попросишь у меня колготки!» Последние дни мама провела в больнице. Она говорила: «Не понимаю, что со мной происходит. Кажется, завтра проснусь и буду здоровой...» Мама по сути своей одиночка. Скажите, ну какой нормальный человек потребует, чтобы его поместили в хоспис? А мама не захотела болеть дома. Однажды заявила: «Вы мне надоели, везите меня к врачам». Так мама попала в хоспис № 3- Ей нужен был покой, чтобы не видеть меня, бегавшую по квартире с выпученными глазами и постоянно предлагающую то одно, то другое. Я хотела ее вытянуть любыми способами, а она уставала от чрезмерного внимания. И уйти из жизни хотела тихо и без суеты... У мамы была отдельная палата с телевизором. К счастью, она успела посмотреть один из своих последних фильмов, «Дом без выхода», и осталась очень довольна этой работой. Мы с Ритой бывали у мамы каждый день. Приезжали и ее подруги, были рядом папа и Дима. Умерла мама во сне с улыбкой на лице. Медсестра рассказала мне удивительную историю. Часа в два ночи сквозь дрему она услышала колокольный звон и пошла к маме в палату... В последние годы мама стала мудрее, мягче. Ко многим вопросам подходила философски. Ненавидела сплетни, наветы. Она была как бы немножко над людьми. В последний день своей жизни сказала: «Если выкарабкаюсь, то не буду больше актрисой, займусь благотворительностью». Эти слова не прозвучали высокопарно — ведь человек стоял на пороге смерти. Я знаю, мама обязательно успела бы сделать многое, ведь за что бы она ни бралась, у нее все получалось на отлично. Еще мама сказала: «Я всех прощаю. Той Ани, которую вы знали, уже больше нет». Безумно жалко, что я не успела подарить маме дорогой подарок. А я так об этом мечтала! Мама хранила детскую открытку с вырезанными тюльпанчиками, которую я сделала своими руками к Восьмому марта, мои первые пинетки, письма мамы, сестры. В глубине души она была очень сентиментальным человеком. Только на похоронах я осознала, что потеряла не только мать, но и самого близкого друга. В самые тяжелые моменты моей жизни мама всегда волшебным образом оказывалась рядом. И сейчас, когда выхожу на сцену, я представляю: вот она сидит в десятом ряду на десятом месте и смотрит на меня...

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера