Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Дата рождения актера Дикаприо

Биографии
Минувшей   ночью  Леонардо Дикаприо видел во сне чудовищ. Одно за другим они приходили к нему — «свирепые, жуткие существа» — и одно за другим актер подчинял их своей власти. Новый фильм с участием Дикаприо «Начало» целиком выстроен на сюрреалистических видениях, но собственные сны Лео не запоминает. Впрочем, от последнего кошмара, оказалось, по-настоящему тяжело отделаться. «У меня были гигантские перчатки, — вспоминает актер. — И когда монстры бросались на меня, я по очереди засовывал руку им в пасти, а затем прижимал к земле. Мне нужно было четко рассчитать время, потому что все они кружились вокруг меня и любая ошибка могла привести к катастрофе и массовым разрушениям».
0 12486

К тому времени, как стрелка часов застыла на отметке 9:45 утра—в перерывах между съемками Дикаприо любит, как следует поспать, — актер уничтожил вертевшихся вокруг него демонов и спас мир. Он проснулся в своем особняке в Голливуд-Хиллз и подумал, что пребывает в отличной форме. Дата рождения актера Дикаприо – 11 ноября 1974 года. Его жизнь полна разнообразных событий.

Единственный на Земле

Дикаприо прекрасно знает, что любой его сон гораздо правдоподобнее, чем его собственная биография. Секс-символ девочек всей Америки в семнадцать лет, оскаровский номинант два года спустя, самый ценный погибший пассажир «Титаника» в двадцать три —за последние десять лет Лео заставил позабыть об этом весь мир, переключившись насовсем иные, куда более мрачные роли и став новым актером Мартина Скорсезе: великому режиссеру в XXI веке нужен был новый Роберт Де Ниро. Успех приучил Дикаприо требовать от жизни все: двадцать миллионов долларов за фильм, подружки-супермодели (в данный момент это 25-летняя израильская красавица Бар Рефа-эли). Однако при этом Лео умудрялся избегать любых компромиссов: никаких многосерийных блок-бастеров, никаких супергероев, никаких пиратов, никаких астронавтов. «Обдумывая все, что произошло в моей жизни, — говорит Дикаприо, — я чувствую себя вполне уравновешенным человеком. Еще бы, ведь я не позволил моим изъянам взять верх над моими достоинствами. Я сделал все, что хотел, и при этом умудрился сохранить голову на плечах. Ну как этому не порадоваться?» Это не совсем правда. Дикаприо слишком много ломает голову над тем, правильно ли развивается его карьера, и эти думы не приносят ему ничего, кроме беспокойства. Актер полагает, что он выбился из формата голливудских корпоративных идеалов и что его серьезные драмы для взрослых зарабатывают в прокате недостаточно много денег (именно поэтому Лео часто не знает, где будет сниматься через несколько месяцев после завершения очередного фильма). Кроме того, Дикаприо — убежденный защитник окружающей среды. Раньше журналисты ошибочно принимали это за пиар-ход, призванный отвлечь внимание от выходок Лео на вечеринках, однако теперь очевидно, что он всерьез обеспокоен возможной гибелью океанов и исчерпаемостью нефтяных ресурсов, способной спровоцировать конец света. Лично мне актер рекомендует документальный фильм «Коллапс», который повествует о надвигающейся катастрофе: «До мурашек меня пробрал». Ну, а по-настоящему пугают Дикаприо бытовые мелочи. Когда однажды поздно ночью он направлялся домой, то даже придумал для себя ритуал. «В одной руке телефон, в другой портсигар, еще бумажник и ключи от машины», — бормочет Лео, и эта сценка напоминает эпизод из фильма «Авиатор», где актер снимался в роли Говарда Хьюза. У Дикаприо начинает сводить живот от «совершенных пустяков, которые ни за что не должны тебя тревожить. Какой маразм, что твое сознание превращается в нелепую базу данных, которая посылает в организм сигналы тревоги почти, что без повода. У меня хорошо налаженная жизнь, я думаю о том, что делаю, а после этого... у меня опять ноет в животе из-за какой-то глупости. А ведь меня могло бы взволновать и что-то более увлекательное, а не эта чушь! Поэтому в какой-то момент я говорю себе: «Забудь, это не стоит внимания».

Демоны в голове

Какие бы демоны ни скрывались в голове Дикаприо, какими бы ни были подлинные причины его тревог, актер явно не собирается делиться сведениями на этот счет. Или же, учитывая годы прекращающейся и возобновляющейся снова терапии, он до сих пор сам не понял причин своих панических атак. Возможно, однако, многое из того, что мучает Лео, мы уже видели на экране. Роли Дикаприо плавно перетекают одна в другую: он играет более или менее одних и тех же парней. Обаятельного нахала, которого жизнь размазывает по стенке; рано повзрослевшего (или преждевременно помудревшего) молодого парня; перспективного умника, чьей судьбой становится заключение в мещанской клетке. «Все эти образы, безусловно, живут во мне, — говорит Дикаприо. — И они начали выходить из меня уже в раннем возрасте, когда я понял, что могу выпускать ихнаружу. Сыграть что-то похожее в кино — это форма терапии». Его персонажей пытают, испытывают наркотиками, сводят с ума, лишают жен, калечат, они замерзают насмерть в океанах или погибают в африканских джунглях. «Бывало, что я и не умирал в кино», — протестует Лео, перечисляя фильмы, в которых его героям удавалось выжить: «Дорога перемен», «Совокупность лжи», «Остров проклятых», «Начало», «Отступники». Дикаприо вдруг делает паузу. «Постой, вроде в «Отступниках» я тоже умер». Леонардо любит одновременно заказывать сразу два напитка: в одном должен содержаться кофеин, в другом — алкоголь. Соблюдает баланс. Сегодня в ресторане на западе Голливуда перед актером стоят кофе и порция водки с содовой. Для сохранения душевного равновесия рядом разложены предметы, наличие которых под рукой беспокоит актера: сигара Monlecristo Open Master в пластиковом чехле, явно великоватые хозяину солнцезащитные очки Саггега, кошелек Black Berry. Бейсболка надвинута так, чтобы козырек скрывал прозрачные голубые глаза актера, которые устремлены на экран телевизора, где показаны промежуточные результаты Чемпионата мира по футболу. За годы, проведенные в Голливуде, Лео потерял ту нежную красоту, которая в свое время заставила Марлона Брандо проворчать: «Он же совсем девчонка». Теперь его лицо заметно округлилось, а волосы потемнели — видимо, итальянские гены отца взяли верх над немецкими, доставшимися от матери. В тридцать пять лет Дикаприо наконец-то выглядит в точности на свой возраст. Вокруг глаз появились морщинки, а между бровей возникла сердитая линия, придающая лицу вечно озабоченное выражение. «Об этих переменах я не думаю, потому что контролировать их невозможно, — говорит Лео и закатывает глаза, когда я допускаю возможность, что он старался искусственно сделать лицо грубее на экране. — Это как? Я что, по-твоему; физиономию в песочницу засовывал?»

Работа и еще раз работа

Когда Дикаприо не работает над ролью, он никуда не торопится. Даже в спортзал не ходит — его актеру заменяет баскетбол в компании друзей. Отросшая клочковатая бородка на каком-нибудь другом человеке смотрелась бы просто неряшливо, черная рубашка расстегнута, обнажая безволосую грудь, а завершают картину джинсы, кроссовки Nike и белые носки. Все вместе как бы выписывает Лео резюме «стареющий мажор», однако в его облике все-таки есть неуловимая элегантность. «Он той же породы, что Джек Николсон и Аль Пачино, — говорит режиссер «Начала» Кристофер Нолан. — Такие ребята не уходят из Голливуда до самой своей смерти». Даже когда Леонардо Дикаприо не говорит странных вещей, которые он обычно говорит, за его мимикой и жестикуляцией наблюдать все равно интересно. Черты лица Лео демонстрируют бесконечную экспрессию, за несколько секунд выражая полдюжины разных эмоций. «Лео— гениальный актер для немого кино», — говорит Мартин Скорсезе, который так запал на Дикаприо, что его можно обнаружить даже в мартиновском документальном фильме «The Rolling Stones: Да будет свет» играющим на тамбурине. Скорсезе предлагает вспомнить сцену из «Отступников», где герой Лео, работающий под прикрытием полицейский Билли Костиган, получает на телефон звонок с номера своего убитого коллеги. «Вы только посмотрите на его лицо! — восклицает Скорсезе. — В этот момент парень понимает, что и ему не жить. Как ему вести себя в этой ситуации? Паника и паранойя плюс желание сохранить хладнокровный вид любой ценой — и это все читается в его глазах». В обычной жизни мимические возможности Дикаприо делают его скользким типом. «Я постоянно пользуюсь мимикой, практически все время, — говорит актер. — Если у тебя есть способность убедить кого-то, что ты пропустил информацию мимо ушей, это делает тебя сильнее. Не то чтобы я был патологическим вруном, но ведь в течение дня мы все ведем себя не на все сто процентов честно, не правда ли?» Лео подносит чашку кофе к губам и отхлебывает напиток. «Аххх!» — восклицает он с какой-то совсем уж неуместной театральностью. Пару мгновений он сохраняет каменное выражение лица, а затем моментально снимает с себя все блоки. «Отличный, горячий», — говорит он и снова ахает. «Folgers Crystals», —завершает рекламную часть Дикаприо. На первый взгляд, новая работа Леонардо в «Начале» должна немного оживить странный образ актера: это его первый опыт в научно-фантастическом кино за двадцать лет кардеры и первый фильм со спецэффектами после «Титаника» (чего стоят только выстраивающиеся у ног Дикаприо здания, как будто взятые из оптических иллюзий Эшера). Кроме того, «Начало», наверное, первый полноценный летний блокбастер для взрослых. «Ну и еще это будет мой второй по сборам фильм», — с веселой ухмылкой добавляет Лео. Впрочем, для стандартной картины в жанре экшн у центрального персонажа фильма Кристофера Нолана за душой слишком много мрачных секретов, практически разрывающих его изнутри. «Это катарсическое путешествие, почти что грандиозный терапевтический сеанс», — говорит Дикаприо, который провел два месяца с Ноланом, перелопачивая сценарий и добавляя, персонаж) все новые черты, многие из которых, мягко говоря, нелицеприятны. «Лео хотел добраться до сути своего персонажа, — вспоминает Нолан. — Чего бы это впоследствии ни стоило его имиджу. Обычно актеры в Голливуде действуют ровно наоборот».

Кто он такой?

Больше всего в Дикаприо привлекает то, что ему совершенно не важно, любите вы его или нет. В то же время актер так сумел выстроить свой публичный образ, что его уже практически невозможно представить себе отчаянным парнем, который вместе с Тоби Магуайром и Кевином Коннолли входил в алкогруппу, прозванную репортерами «Pussy Posse». Охотники за «кисками» наводили ужас на девчонок Восточного и Западного побережий, однако при упоминании Тоби и Кевина лицо Лео кривится в презрительной гримасе и он говорит, что никогда не пользовался термином «Pussy Posse». Леонардо всегда требовал роли, в которых он мог почувствовать с персонажем тесную эмоциональную связь — из-за этого Дикаприо отказался от участия и в «Звездных войнах», ив «Человеке-пауке». «Вообще я люблю научную фантастику, — говорит Лео. — Но вот с тем, чтобы почувствовать близость с героем из другой галактики, у меня очень большие проблемы». Успех «Титаника» позволил актеру избавиться от участия в необязательных проектах и подарил возможность выбирать. «Когда я прикидываю, в каком фильме мне нужно сыграть, для меня никаких компромиссов не существует, — сообщает Дикаприо. — Плевать мне на компромиссы. А все потому, что если я буду делать на площадке то, во что не верю, это будет просто унизительно». Неделю спустя Леонардо пилотирует черный седан Lexus, оснащенный экологичным двигателем-гибридом, по бульвару Ла-Синега. Вернее, пилотированием этот процесс можно было бы назвать только в том случае, если бы руки Лео находились на руле. Вместо этого актер экстравагантно жестикулирует, посвящая меня в детали одного из проектов в защиту природы Земли — в данном случае речь идет о кампании, которая сделает тигров символом части животного мира, находящейся на грани вымирания. («Сейчас осталось только 3200 тигров, обитающих в дикой природе, так что они что-то вроде Томов Крузов среди остальных животных»). Впрочем, время от времени Лео все-таки вспоминает, что мы едем по дороге, и популяция голливудских актеров отдаляется от опасной черты. С тех пор как были завершены съемки «Начала», прошло девять месяцев, и все это время Дикаприо не снимался. «У меня все окей, когда я не работаю в кино, — говорит актер.— Если я не задействован в фильме, то могу легко заняться чем-нибудь совсем другим».

Спонсоры вникуда

У Лео так и не получилось найти спонсоров для ряда своих проектов—например, для «Волка с Уоллт Стрит» — истории из жизни подпольных трейдеров восьмидесятых. «Я даже не знаю, смогли бы мы сегодня найти деньги на «Авиатора», — качает головой Дикаприо. Студийная система после кризиса практически уничтожила средне бюджетные фильмы, успех которых нельзя гарантировать». Не так давно Лео вел переговоры с Клинтом Иствудом по поводу байопика экс-босса ФБР Эдгара Гувера и обсуждал проект из жизни викингов с Мелом Гибсоном. На момент нашего разговора пленка с расистскими высказываниями Мела еще не попала в руки прессы, но Дикаприо уже тогда понимал, что его работа с австралийцем вызовет массу вопросов. «Он дико одаренный человек, — говорит Лео. — «Апокалипсис» — один из самых недооцененных фильмов в истории. Но если у нас что-то получится, прогибаться никто не будет. Я сам по себе. Он сам по себе. Мы сами принимаем в наших жизнях принципиальные решения. Так что кто его знает». Каникулы Дикаприо в этом году — одни из самых длинных после двухлетнего загула сразу после выхода «Титаника», Впрочем, в то время актер проводил время совсем иначе, чем теперь. «Когда я был молод, веселился на всю катушку», — говорит Лео с широкой ностальгической улыбкой, которая намекает, что собеседник даже не может себе представить, насколько все было круто. Дикаприо переживает за нынешнее поколение молодых актеров — Зака Эфрона и Тейлора Лотне-ра. «Все начали взрослеть раньше срока, — жалуется он. — Молодые ребята трясутся за свою репутацию, а мне было на нее плевать. И на то, что люди обо мне думали, тоже. Чем больше людей ворчало: «Лео не работает, он только носится со своими дружками», тем больше мне хотелось забить на съемки. Тогда для меня весь мир превратился в парк аттракционов». «Веселье помогало забыть о том, что однажды все может рухнуть к чертям, — добавляет Дикаприо. — Лейтмотив был примерно такой: «Ух, как же нас угораздило с плохими ребятами не затусоваться и говна не наворотить». Мои два главных соперника на прослушиваниях, двое белокурых пареньков, кончили хуже некуда: один повесился, а второй подох от героиновой передозировки. А я к наркотикам дышал ровно. И не было историй о том, как я очнулся в заблеванном номере где-нибудь на Голливуд-Стрит. Выпить, покурить, ну и хватит. Жизнь — мощная штука, так что не хрена с ней в игрушки играть». Дикаприо в нынешнем возрасте уже представлял себя отцом семейства, однако жизнь, «эти американские горки», распорядилась иначе. «Сейчас я чувствую себя лет на семьдесят, — говорит актер старческим голосом. — У меня нет семьи, нет детей. Этот безжалостный монстр Голливуда сожрал меня с потрохами». Впрочем, Дикаприо лукавит: он не хочет говорить ни о своей нынешней подружке Рефаэли, ни о ее предшественнице Жизель Бундхен, а те комментарии, которые он дал по поводу своей личной жизни, вполне можно было бы заменить на старые, образца 1997 года, — никто не почувствовал бы подвоха. Тем не менее, что-то есть:

  • Пункт первый. Соблазнять женщин было куда веселее до «Титаника». «До этого мне больше везло с девочками, — говорит Лео. — После общениями с ними я еще не чувствовал вины, но уже тогда мне было понятно, что со мной заговаривают только потому, что я уже довольно знаменит».
  • Пункт второй. Вереница совершенно умопомрачительных красавиц, следовавших в жизни Дикаприо одна задругой, не могла помешать ему находить привлекательными и куда более земных девушек. «Разумеется, не могла!» — с несколько наигранным энтузиазмом восклицает актер.
  • Пункт третий. «Если я с кем-то встречаюсь, то очень требователен как к глубине их личности, так и к привлекательности. Правда, если есть и то и другое, человека просто так по окончании романа не выкинешь». Дикаприо говорит, что не хочет чувствовать себя взрослым мужчиной, пока не заведет семью. «Это придет, — уверяет меня Лео. — Вопрос в том, где и когда. Кое-кто из моих приятелей уже по двое детей имеет, и их жизни после этого изменились. А в моем случае это будет просто гигантский скачок».

Детство в полукриминальном районе восточного Голливуда, по словам Дикаприо, он провел «в роли карлика с самой трепливой в мире пастью». Сейчас рост Лео — за метр восемьдесят, но вытянулся по-настоящему он только лет в шестнадцать. При этом в детстве актер получил много больше, нежели традиционные для ребенка порции тумаков на спортивных площадках. «Я был готов ответить каждому и ввязывался в любую драку. Хорошая школа. Когда ты говоришь парню на три года тебя старше что-нибудь в духе: «Иди ты сам знаешь куда», будь готов, что задницу надерут так, что мало не покажется». Дикаприо никогда не ставили диагноз «синдром дефицита внимания», но он был определенно гиперактивен, будучи не в состоянии сосредоточиться на уроках. Разумеется, он также обладал скверным характером и всюду создавал проблемы. «Я был настоящим придурком, тут даже сомнений никаких нет», — говорит Дикаприо, и в его голосе слышны нотки гордости. «Родителям особо много не доставалось, а вот любому учебному заведению и в первую очередь другим детям — всегда пожалуйста, — вспоминает Лео.  Родители Дикаприо были хиппи и расстались еще до того момента, как Лео начал ходить. При этом все трое оставались между собой на расстоянии пешей прогулки — в одном и том же квартале. Мать актера Ирмелин работала секретарем в юридической конторе. Отец Джордж, по выражению Лео, «был Зелигом контркультуры» — видной фигурой в среде торговцев андеграундными комиксами. В семидесятые Джордж нарисовал скабрезную книжку под названием «Смазочник», имевшую самый широкий успеху знатоков. «Джордж в те времена был одним из парней, которые находились на волне, — вспоминает легендарный комиксист Харви Пекар. Лео запомнил его, поскольку художник сломал отцовскую кровать (мы говорили с Пекаром за три дня до его смерти). — Отличный парень был. Все время сыном хвастался». Джордж также был большим другом Чарльза Буковски и Тимоти Лири, который вел свадебную церемонию старшего Дикаприо и его второй супруги.

Когда я был мал…

Ребенком Леонардо мог путешествовать вместе с отцом по всем комиксовым лавкам Лос-Анджелеса. В итоге мальчик стал поклонником таких, в общем-то, не подходящих для его возраста персонажей, как Клетчатый Демон из книжки С. Клея Уилсона — исключительно похотливый дьяволенок, чьи похождения были почти порнографическими. «Я прятал журналы внутрь Железного Человека, — вспоминает Дикаприо. Разумеется, Лео параллельно читал и массу комиксов Marvel. Для актера, который сознательно избегает ролей супергероев, он знает о жанре и его персонажах просто неприлично много. Играя со мной в нарды в конце одной нашей встречи, он произносил «Бамф!» всякий раз, когда передвигал фишку, — как оказалось, это едва уловимая отсылка к звуковому эффекту, который можно услышать в «Людях Икс». Денег у родителей всегда не хватало, а район, в котором рос Лео, был достаточно опасным — до такой степени, что Дикаприо боялся выходить на улицу один. «Так что я часто оставался дома, — рассказывает актер. — Мама считала, что я преувеличиваю, а я такой отвечаю ей: «Мам, вот ты сейчас пойдешь купить сладкого, а рядом с магазином будет торчать парень, у которого в карманах плаща есть все наркотики, какие ты только можешь себе представить. А еще там пасутся шлюхи, которые вышли погулять из отеля». Дикаприо немного свирепеет, когда я выдвигаю идею, что он мог сохранить обиду на своих родителей за то, что ему пришлось расти в такой обстановке. «Они всегда пытались защитить меня как можно лучше, — заявляет актер. — Они очень старались и точно не могли прыгнуть выше головы. Слава Богу, ничего плохого со мной не случилось». Кроме того, Лео считает, что родители помогли ему справиться со славой без ущерба  для головы. «Они подарили мне полную свободу, так что против кого я мог в принципе протестовать?»

Новые роли

Без всяких видимых причин Дикаприо начинает петь заглавную песню из сериала «Cheers» — громко и скорее увлеченно, чем талантливо. В одной руке у него наполовину опустошенная пинта «хугардена», в другой — наполовину выкуренная сигара. В данный момент Лео зависает в патио элитного спорт-бара Goal, расположенного в западном Голливуде. Совладельцем заведения является старый друг Дикаприо — Джона Джонсон, который был персональным шеф-поваром актера на съемках фильма «Начало». Незадолго до этого другой приятель Лео, актер Лукас Хаас, ребенком прославившийся в «Свидетеле» с Харрисоном Фордом, с треском обыграл Дикаприо в нарды. Все присутствующие обращаются друг к другу «братан». Порой это слово звучит почти навязчиво. «С людьми, которые мне близки, я всегда остаюсь простым парнем», — со значением сообщает мне Леонардо. Закончив песню, Лео начинает издевательски серьезный монолог. Леонардо сам был героем сериала «Проблемы роста», создатели которого в начале девяностых сделали ставку на Дикаприо в роли симпатичного бездомного мальчика, прибившегося к семье Сиверов — центральным персонажам ситкома. Я говорю актеру, что появление его персонажа было классическим «прыжком через акулу» (прием, когда авторы вводят нового героя в теряющее популярность шоу). Лео выглядит озадаченным: он явно никогда не слышал этого выражения. Тогда я объясняю происхождение термина и выстраиваю логическую цепочку: сериал «Счастливые дни», популярный в семидесятые, его герой Фонзи, водные лыжи, акула — однако Дикаприо меня останавливает: «Спасибо, очень полезная информация, потом расскажи моим братанам еще». То, что случилось с Леонардо затем, было совершенно невероятно: после «Проблем роста» он оказался на площадке крупного голливудского фильма, да еще и в качестве напарника Роберта Де Ниро («Жизнь этого парня»). Лео до сих пор благодарен продюсерам телешоу, что они не подписали с ним контракта, который мог бы заблокировать для него участие в фильме, в итоге изменившем всю его карьеру. В тот момент Дикаприо еще не мог понять, какая на него свалилась удача. Не так давно Лео ездил в гости к Эллен Баркин, которая играла в фильме его мать. «Она вспомнила, что у нас был обед после одного из финальных прослушиваний, и я вел себя так, будто уже получил роль, — говорит актер. — И она так посмотрела на меня, как только она умеет, и говорит: «Что ты выделываешься? Прослушивание-то кончилось». Когда роль была получена, маленький Леонардо быстро понял, что пришла пора стать серьезным. «Я увидел Роберта Де Ниро — его невероятную способность импровизировать, его глубину, его внимание к мельчайшим деталям. Я не видел раньше ничего подобного», — вспоминает Лео. Параллельно Дикаприо устроил для себя краткий курс истории кино, тратя по три часа в день на просмотр фильмов на своем маленьком телевизоре. За кассетами Лео гонял в ближайшую лавку на скейтборде.

Титанико-мания

В разгар «Титанико»-мании Леонардо не смог бы позволить себе находиться в открытом для посторонних глаз месте. Примерно тогда он додумался прилететь в Японию без телохранителя и обнаружил, что в аэропорту его поджидают 25000 девочек-тинейджеров. Дома дела обстояли не лучше: Лео всюду преследовали шесть внедорожников, набитых папарацци. Но ничего из этого актер близко к сердцу не принимал. «Это был параллельный мир, — вспоминает Лео. — Я думал что-то вроде: «У меня есть секрет, потому что я вижу, как люди тянутся к этому персонажу. Не подумай, что тут есть какая-то отсылка к Джеймсу Кэмерону, но я воспринимал того человека, к которому было приковано все это внимание, как свой аватар». Лео ежится. «Наверное, это похоже на самолюбование. «О, я был гребаным аватаром, дайте мне передохнуть, а то я уже от всего этого внимания скоро блевать начну».  Совсем не так давно Леонардо едва не погиб. Он был в очередном эко-туре на Галапагосских островах и попал в группу дайверов вместе с известным морским биологом Сильвией Эрл («Океаны пугают меня больше, чем любая ситуация на районе в детстве», — признается Лео). «Я наблюдал за выводком золотых скатов, которые встретили тридцать пятнистых скатов, — рассказывает актер, прерываясь на глоток пива. — Я все старался их заснять на старенькую камеру». Лео настолько увлекся, что отплыл довольно далеко от остальных. Кончилось тем, что воздуха в его баллонах осталось на одну минуту — недостаточно, чтобы достичь поверхности, но ровно столько, чтобы рискнуть добраться до группы дайверов. Они смогли поделиться с актером кислородом до всплытия. «Все, что думаешь в такой момент: «Вытащите меня на хрен из этого дерьма», — комментирует Дикаприо. Что было потом? «После этого я в полной мере почувствовал, как здорово быть живым, — говорит Лео. — Умирать совсем не в кассу. Я перебрал все возможные способы, чтобы максимально обезопасить себя от смерти. Но несчастные случаи время от времени происходят — и с этим уж точно ничего не поделаешь».

Я знаю путь к счастью

Дикаприо абсолютно уверен, что когда он умрет, то ни за что не хотел бы попасть в такой рай, где на дворе вечно 1997 год, а мир сотрясает рев фанатов «Титаника». «Есть какая-то идиотская статистика, что семьдесят процентов людей в мире верят в ангелов, — говорит актер. — Я не атеист. Я агностик. Я думаю, что в пространстве плывет моя планета, а вовсе не моя душа. Наверное, мои слова сейчас прозвучат как бред эко-боя, но я думаю, что когда человечество наконец-то самоуничтожится, на обломках нашего мира начнет эволюционировать что-то новое». Если же отвлечься от футурологии, Дикаприо стремится к вполне доступному и понятному бессмертию. Его любимый девиз — «Боль временна, фильмы вечны», и он при любой возможности вспоминает травмоопасные съемочные дни. Одним из самых напряженных был последний этап съемок «Авиатора», когда Говард Хьюз раз за разом повторяет фразу про «путь будущего». Дикаприо утверждает, что эпизод переснимали сорок пять раз. Режиссер Скорсезе настаивает, что дублей было только двадцать. «Когда ты участвуешь в чем-то подобном, это вынимает из тебя эмоции и душу. А потом сидишь в своем отеле как гребаный зомби, — с сияющими глазами говорит мне Дикаприо. — Но тебе в этот момент хорошо, это тот случай, когда боль идет во благо. Потому что ты чувствуешь, что провел грандиозный рабочий день. И ты знаешь, что проделанная работа, как бы громко это ни звучало, будет жить вечно».                                           

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (1) Новое на форуме

leisan151
Прочитав статью, сделала вывод о том, что Лео умный, современный, несколько консервативный человек, несомненно талантлив! И еще, такое впечатление, что он пережил какую-то драму в жизни, может в детстве или в юности. Удачи ему!Ждем новых фильмов в его участием.
leisan151 9 сентября 2011 19:54 Ответить
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера