Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Небесные создания, Кейт Уинслет

Биографии
2010-й - не рядовой год для Кейт Уинслет: она развелась с мужем, режиссером Сэмом Мендесом, а в октябре празднует 35-летие. Прекрасный повод подвести кое-какие итоги, свести дебет с кредитом. Развод, конечно, не подарок, однако в целом волноваться не о чем: баланс явно положительный. Есть многие небесные создания: Кейт Уинслет – одна из таких.
0 14698

Родом из театра

Эту крупную англичанку с широким ртом и прямым взглядом вряд ли вспомнишь, если кто-то попросит: «Назовите десять кинозвезд женского пола». В десятке точно будут другие имена. А ведь полет над волнами на носу «Титаника» — такая же классика кино, как и Вивьен Ли на фоне горящей Атланты. Но Кейт — не звезда, она просто актриса, всячески сопротивляющаяся образу звезды. Английское кинопроизводство гораздо беднее и куда менее коммерческое, чем Голливуд, и английские актеры (за редким исключением вроде Хопкинса, который публично объявил о своей ненависти к Шекспиру и британской заносчивости) этим страшно гордятся. Даже живя на Беверли Хиллз, не устают клясться в верности туманному Альбиону. В случае с Кейт клятвам легко верить: она действительно держится особняком. Ну, вот какая американка отказалась бы надевать гидрокостюм под платье, как делали все актеры на съемках «Титаника», да еще требовала воду похолоднее, чтобы вжиться в образ? Только сумасшедшая английская стерва, как ее тут же окрестил милый Лео. Возможно, он сильнее страдал от холода, поскольку у Кейт жировая прослойка гораздо обстоятельнее. Зато у него не бывает месячных, а Кейт пришлось семь раз провести критические дни при критической температуре. О месячных, кстати, она сама рассказала. Не то что бы мы не догадывались, что у актрис это тоже есть, но немногие станут публично обсуждать деликатную тему. Кейт — без проблем. Она вообще человек прямой, бесхитростный. Разве может быть у тонкого дипломата нога 42-го размера? Когда Лео это обнаружил, он предложил партнерше поменяться ботинками — тем более что Уинслет предпочитает именно мужские, типа «мартенсов». «Каблуки, узкие носы — кокетство и ханжество. Люблю ботинки тупоносые и на толстой подошве — они дают почувствовать, что прочно стоишь на земле».

Несмотря на пышные формы, Кейт в душе пацанка. Многие годы курила собственноручно свернутые папироски и никак не могла отучиться от крепких словечек в интервью. Поначалу журналисты так и давали тексты без купюр: «Черт бы побрал этих долбаных британских писак!» Потом Кейт стала просить репортеров выкидывать ругательства, а то, мол, мама с папой огорчаются. Маму с папой Кейт обожает. Детство у нее было не то что бы благополучное — нет, просто счастливое. Она родилась прямо в театре: бабушка и дедушка устроили в родовом особняке театрик на 60 мест. В Рединге в графстве Беркшир их семью прекрасно знали. Мама и папа — актеры, дядя — декоратор в Вест-Энде. Жили дружно и бестолково, ссорились и мирились, воздевая руки и цитируя Шекспира. Провинциальная сцена прокормить не может, роль на местном ТВ отец принимал как манну небесную, денег вечно не хватало. Телевизор купили, когда старшей дочери было 11 лет, прежде дети развлекались постановкой домашних спектаклей по собственным пьесам («Одноактным — на большее терпения не хватало», — смеется Кейт). О профессиональном будущем младшего поколения в такой семье думать незачем: все и так понятно. Две сестры Кейт стали актрисами, но куда менее успешными, локального масштаба. Как-то она призналась, что испытывала чувство неловкости и даже вины перед сестрами, но потом поняла, что ее успех «конвертируется»: купила родителям дом, сестре помогла открыть театр для детей-инвалидов, так что вопрос с неизбежной завистью и семейной конкуренцией вроде решен.

Обидчивый пончик

Добиваться своих целей Кейт умела всегда. Если уж что задумала, прет как танк, никто не остановит. Кэмерона она просто извела телефонными звонками, требуя отдать роль в «Титанике» именно ей, а не первой претендентке Гвинет Пэлтроу. Однажды позвонила, когда режиссер был за рулем, не хотел говорить, и «сумасшедшая английская стерва» заорала, чувствуя, что роль уходит: «Болваном будете, если меня не выберете!» Как ни странно, это сработало. В отличие от многих детей, которых таскают по ка-стингам амбициозные мамаши, Кейт всегда знала, что хочет стать актрисой, кроме того, понимала, что нужно как можно раньше начать зарабатывать. В 12 она снялась в рекламе сладких хлопьев для завтрака — тут как нельзя, кстати, пришлась налитая фигурка, круглые щеки и сияние здоровья, исходившее от нее. Зато в театральной школе ее дразнили «пончиком», и Кейт, угрюмо опуская голову, молча, терпела дразнилки или рыдала — а что поделаешь, действительно толстая. У множества женщин и мужчин, добившихся успеха, в детстве найдется такой вот момент глубокого и безнадежного унижения — безденежья, или родительских скандалов, или школьных обид. Оттолкнуться и всплыть на поверхность — такой был выход у Кейт. Еще парочка рекламных роликов, проходные рольки в сериалах, и вот в 15 лет она получила первую постоянную работу — в детском научно-фантастическом сериале ВВС «Темное время года», тут же съехала на отдельную квартиру в Лондоне, а в перерывах между съемками работала в закусочной официанткой. На съемках познакомилась с молодым актером Стивеном Тредром — ему было 27, и это о многом свидетельствует. Кейт и в 15 была, повзрослев прочих. Они прожили вместе четыре года, увы, далеко не идиллических, поскольку Стивен быстро начал ревновать свою подругу к ее успехам.

Дела у Кейт-актрисы шли все лучше и лучше. Она получила роль у Питера Джексона в психологической драме «Небесные создания» — о двух девочках, влюбленных друг в друга до такой степени, что решились убить мать одной из них, которая запретила им встречаться. Услышав по телефону, что выиграла кастинг, Кейт зарыдала от счастья и уронила бутерброд: как раз в этот момент она вкладывала сосиску в булочку на своем рабочем месте. Больше ей в закусочную возвращаться не пришлось. Чувствуя, что идет ва-банк, во время съемок Кейт так выкладывалась, что режиссер всерьез беспокоился о ее психическом здоровье. Она недостаточно владела актерской техникой и не могла отстраниться от своей героини, но результат на экране потрясал (Лондонское общество кинокритиков вручило девушке приз как лучшей актрисе года). Впечатленная Эмма Томпсон порекомендовала юное дарование Энгу Ли, проводившему кастинг для экранизации «Разума и чувств» (роль Марианны принесла Кейт премию BAFTA и номинацию на «Оскар»). Но еще до того, как начались съемки, мисс Уинслет рассталась с любовником. И это была очень драматическая история — Кейт везет на такие.

Разум и чувства

Первые два года их связи Стивен, доброжелательный и славный парень, все жестче прессовал малышку Кейт за всякую ерунду: за то, что опоздала к ужину, что не пришила ему пуговицу к рубашке, что накрасила губы слишком яркой помадой. Она была влюблена — и прощала, уже догадываясь, что дело не в помаде и не в ужине, а в его скромных карьерных достижениях. Когда они почти решили разбежаться, Стив сообщил, что врачи поставили ему страшный диагноз — рак костей. Разумеется, Кейт осталась, чтобы поддержать своего мужчину после операции и во время химиотерапии. Стивен Тредр умер за несколько дней до американской премьеры «Титаника», поэтому Кейт на торжество не явилась — она оплакивала друга. Ее мучило чувство вины за то, что все-таки рассталась со Стивеном, как только болезнь вошла в стадию ремиссии. Недуг сделал Стива более терпимым и справедливым, когда дело касалось Кейт и ее карьеры. Он легко отпускал ее на съемки, а потом и совсем отпустил — с напутствием: «Сыграть за них обоих». «Не знаю, почему я ушла, — до сих пор корит себя актриса. — Возможно, неосознанно чувствовала, что каким-то загадочным образом мои успехи забирают у него жизнь. Он ведь так много сил в меня вложил. А может, я просто не поняла, что оставляю его в беде. Я ни минуты не верила, что он может умереть. Но это случилось. С тех пор знаю: жизнь — как товар без гарантийного срока. Надо пользоваться, пока работает».

Две номинации на «Оскар» (за «Разум и чувства» и за «Титаник»), мировая слава, уважение критиков, прозвище «Кети в корсете» — за то, что снимается в костюмированных фильмах; место в списке 50 самых красивых людей планеты по версии журнала People, дружба с Ди Каприо и Эммой Томпсон, два миллиона долларов, нервное истощение после съемок, тяжесть потери и чувство вины перед Стивеном. Так выглядел реестр ее жизненных достижений к началу 1998 года. Для огромного большинства 23-летних девушек такой список оказался бы непосильным: тут дорога либо в кресло психоаналитика, либо на распродажу по самым высоким ценам. Джулия Роберте, например, выбрала второй путь, выжала все 100% из успеха «Красотки» и теперь получает не менее 20 миллионов за фирменную лошадиную улыбку. Кейт предпочла свой собственный путь — третий.

«Мне хотелось доказать окружающим, что я могу добиться успеха без умопомрачительных костюмов и спецэффектов. И вообще, я понимала, что после «Титаника» могу измениться, поэтому решила напомнить себе, ради чего стала актрисой — потому, что очень это люблю», — поясняет она свое решение отказаться от ролей в двух костюмированных мелодрамах: «Влюбленный Шекспир» (вместо нее, по иронии судьбы, сыграла Гвинет Пэлтроу) и «Анна и король» (Джоди Фостер). Кейт поехала в Африку сниматься в мелодраме «Экспресс в Марракеш» по роману Эстер Фрейд — о молодой женщине-хиппи, которая в 60-е годы, сбежав от мужа, отправляется путешествовать по Африке с двумя маленькими дочерьми. Фильм (получившийся очень-очень средним) имел для нее особое значение, потому что когда-то Стивен подарил ей тот самый роман. Но во время съемок Кейт познакомилась с очередным идеалом — помощником режиссера Джимом Триплтоном. И в очередной раз втрескалась по уши.

Кто-нибудь покрупнее

Когда она уехала на съемки следующего малобюджетного (и абсолютно провального) проекта в Австралию, влюбленные уже были не разлей вода, обменивались факсами с отпечатками своих ладоней и изводили гонорары Кейт на бесконечные разговоры по сотовому. Однажды Джим прислал ей изображение двух ладоней с нарисованными обручальными кольцами. Поразительно, как легко купить принципиальную, разумную и трудолюбивую барышню небольшой дозой сантиментов. В интервью она радостно сообщила миру, что встретила свою вечную и настоящую любовь. Наверное, Джим привлек ее своей абсолютной антизвездностью и обычностью, но Кейт, как всегда, хватила лишку. Это был уже явный мезальянс, что не преминули заметить британские журналисты: «Кейт, что за парень с тобой?»; «Кейт, кто в вашей семье носит брюки? » После язвительных вопросов она и разразилась той репликой о «долбаных писаках». Между тем, репортеры оказались совершенно правы: брак продержался меньше двух лет, малышке Мие только-только 10 месяцев исполнилось. Джим, не в силах выносить роль няни и домохозяйки при востребованной жене, сам подал на развод. Уходя, он заявил: «Ты большая и сильная, как танк. Постарайся не задавить следующего мужчину. Найди себе кого-то покрупнее, что ли...» И Кейт нашла. Сэм Мендес, только что получивший «Оскара» за «Красоту по-американски», предложил ей роль в своей постановке «Дяди Вани». Предложение она отвергла — не вписывалось в график, но Сэм ей понравился. Они ведь земляки, родились в одном госпитале! Постепенно дружба переросла в роман. «Ну, вот это уж, наконец, мужчина покрупнее, — радовалась Кейти. — Успешный, талантливый, удовлетворивший свои амбиции». К тому же на 10 лет старше. Быстро родив второго ребенка, сына Джона, Кейт учла ошибки прежнего брака и совершенно расслабилась. Целый год отказывалась от предложений, щебеча, что профессия актрисы для нее менее важна, чем профессия жены и мамы. Кстати, вряд ли врала, по крайней мере, в тот момент. Среди актрис такого уровня, пожалуй, нет ни одной, решившейся на двоих детей до 30 лет. Наоборот — появление потомства отодвигается все дальше, когда уже не обойтись без искусственного оплодотворения. Но «английская роза» — горячий сторонник естественности. В смысле творчества тандем с Мендесом оказался для Уинслет очень правильным. Когда дети чуточку подросли, она приступила к съемкам в фильме Сэма «Дорога перемен». После длительной паузы это был настоящий прорыв, за которым последовал американо-немецкий «Чтец» — и долгожданный, после трех номинаций, «Оскар». 2008-й стал годом триумфа, но в отношениях с мужем, видимо, что-то сломалось. Можно предположить, что для Уинслет не прошла даром роль в «Дороге перемен» — как в свое время для Элизабет Тейлор и Ричарда Бартона закончился разводом фильм о разводящейся паре «Кто боится Вирджинии Вулф?». «Дорога перемен» — пугающе натуралистичный рассказ о людях, которые не справились с трудностями брака, да и с собственной жизнью. А Кейт — девушка впечатлительная до смешного. И потом, какому мужу понравится кричать в мегафон, адресуясь к своей жене и Леонардо ДиКаприо»: «А теперь положи руки на ее задницу! Прямо на задницу, слышишь? »

В начале нынешнего года пиарщик пары объявил о том, что они «по-дружески, без взаимных претензий» расстались, а в июле брак был официально расторгнут. Папарацци уже отследили, что Кейт и Сэм друг друга старательно избегают: когда отец навещает сына, мать появляется дома только после его ухода. Видимо, расставание не было таким уж «дружеским». Чтобы развеяться, бывшая миссис Мендес отдохнула в Мексике с детьми и подругой Эммой Томпсон, а по возвращении в Нью-Йорк (где они с Мендесом купили дом) завела роман. Ее новый избранник — смазливый 34-летний манекенщик Луи Даулер, о котором таблоиды говорят, что он нетипичная модель: у него есть чувство юмора.

Ставки на вес

С мужчинами у Кейт, скорее всего, не ладится из-за ее импульсивности и страстности: не успеешь оглянуться, затискает до потери сознания и тут же брезгливо выбросит — фу, что это тут дохлое валяется! Прямота и непосредственность хороши до определенной черты. Она это понимает и пытается с собой бороться, причем самая горячая точка ее личной войны — собственный вес. Тело Кейт — вечное поле боя. Пока она носила свою малышку Миа, одна букмекерская контора в Лондоне принимала ставки на то, сколько кило потянет молодая мама к концу беременности. Некоторые предсказывали, что центнер, но Кейт остановилась на 83. Столько же она весила еще подростком, когда продавала на улице сладкую вату — больше ела, чем продавала. «Я до сих пор отстаиваю права толстого тинейджера на жизнь в нашем мире, охваченном абсурдной манией гламура», — как-то призналась звезда «Титаника». За свою карьеру она худела и толстела столько раз, что это стало притчей во языцех. Толстея, оборонялась: «У женщины должны быть грудь и бедра. Я не какая-нибудь голливудская анорексичка! И я не собираюсь ничего делать со своим телом, пусть даже моя грудь после рождения детей похожа на уши спаниеля!» Люди должны знать, что не все готовы жертвовать собой ради соответствия глянцевым стандартам!» В другой раз Уинслет подала в суд на газету Daily Mail, которая посмела усомниться в правдивости ее слов: «У меня нет личного тренера, я занимаюсь спортом не чаще пары раз в неделю, да и то не слишком усердствую». Она не только отстаивает свое право съесть пару шоколадных пирожных (но не всю коробку), ей претит всеобщее помешательство на фитнесе. «В Лос-Анджелесе у людей проблема — им нечем заняться. В Лондоне или Нью-Йорке вы идете на прогулку, пить кофе с подружкой, в парк с детьми или в музей. А в Лос-Анджелесе у вас одно занятие — внешний вид. Когда младший сын будит меня в 5:30 утра, я вижу на улице людей, занимающихся джоггингом. Что-то есть странное в том, чтобы бегать в такое время. Я смотрю на людей в Голливуде, и мне все время хочется им сказать: «Слушай, все в порядке, ты уже можешь что-нибудь съесть». Несколько лет назад, как сплетничали таблоиды, Кейт села на модную индивидуальную диету «по лицу» (рекомендации даются на основании анализа черт лица, цвета и состояния кожи) и похудела до 60 килограммов. Вы бы видели ее на торжественном пресс-ужине в Париже летом 2007-го, когда Lancome представлял новые духи, которые рекламировала Уинслет. Когда Кейт с высокой прической ампир, в черном платье с обнаженными плечами появилась на ступеньках Дома-музея Родена, циничные барышни из гламурных журналов поднялись в едином порыве, потому что от нее захватывало дух — так она была хороша. Глубоким голосом с легкой хрипотцой произнесла несколько приветственных слов — истинная актриса, она даже волновалась красиво. Раздала автографы. Ее сопровождал Мендес, и остальную часть ужина супруги провели за столом, тихо беседуя с хозяевами вечера.

Ну да, брак почему-то дал трещину. Но, судя по фотографиям в Интернете, Кейти уже не накидывается на пирожные с горя. Выглядит отлично, более того — стала носить мини-юбки, чего с ней не случалось раньше никогда. Вспомнила, что в юности занималась танцами и что ноги ее все хвалили. «Когда же, если не сейчас?» — такое у нее настроение. Жадность к жизни — лучшая гарантия, что Кейти еще задаст всем жару. Еще пара браков, еще пара «Оскаров», может, и пара детей... Сплетникам и завистникам, которые считают ее «самой невыносимой актрисой», покажет средний палец, как в «Титанике», когда они с Лео успели в последний момент вскочить в лифт. В 1912 году девушка из высшего общества вряд ли знала о существовании таких жестов — может, это сама Уинслет пошутила, с нее станется. «Не дождетесь — ни за что не утону!».

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (0) Новое на форуме

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера