Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Биография: Сергей Бодров старший

Биографии

“Биография: Сергей Бодров старший” – тема статьи. Известный кинорежиссер вспоминает, как его сын стал Сергеем Бодровым, а он - Сергеем Бодровым старшим. Сергея Бодрова тяжело застать в Москве. Он то живет на Западе, то работает на Востоке. Встретиться с ним удалось лишь в городе Вологде, где на Международном фестивале молодого европейского кино Voices Сергей Владимирович председательствовал в жюри. А сразу после этого направлялся за границу заканчивать работу над своей новой картиной «Дочь якудзы» - про 11 - летнюю внучку главаря японской мафии, потерявшуюся в России.

2 81473

Детство в Хабаровске - это на что похоже?

В Хабаровске я родился, а жил в Приморском крае, на реке Уссури, что ближе к Владивостоку. Детство пришлось, на тяжелые 50-е годы, но оно было раем. Меня окружали замечательные люди, в доме было три ружья, три собаки, удочки, сети. Охота и рыбалка были не развлечениями, а способами пропитания. В школе у меня были друзья из семьи потомственных тигроловов. Отец, дядя, дедушка - все они ловили тигров для зоопарков - шесть штук в год по лицензии. На это и жили. У дедушки не было одной руки - тигр отгрыз.

Когда вы в 2002 году выпускали фильм «Медвежий поцелуй», то рассказывали, как в детстве недалеко от вашего дома бродили медведи?

Ну, бродили, но фильм не про это. Я в детстве видел шамана, который, проводя у костра свои церемонии, пел песню про то, что его отец-медведь. Мне тогда было лет пять, и я ему поверил. Я и сейчас верю, что так и было. Такие истории рассказывают не только в Сибири, но и по всему миру, начиная от американских индейцев и до японских монахов.

Кем были ваши родители?

Врачи. Вся семья. Когда я родился, моя мама была студенткой, училась в мединституте, меня воспитывали бабушка с дедушкой.

А вы сами не хотели стать врачом?

Я хотел стать жокеем. Рано начал ездить верхом, но быстро вырос, а жокеи должны быть маленького роста. Но лошадей люблю до сих пор, и всегда, когда есть возможность, сажусь в седло. В разных странах у меня много друзей - наездники, жокеи, тренеры, ковбои. Когда закончу снимать кино, заведу себе табун лошадей.

Как вас занесло на факультет электрооборудования летательных аппаратов?

Случайно. Хотел стать лесником, пожарным. Всерьез подумывал о журналистике. Но я очень сильно заикался в детстве, и мне это казалось препятствием для поступления. Поэтому поступил в энергетический на летательные аппараты.

Долго вы там проучились?

Мало. Я уже в школе стал картежником. Это как болезнь, Достоевский все правильно описал.

Поэтому сняли фильм «Катала»?

«Каталу» мне предложили снять на Мосфильме. Кто-то начал снимать и не справился, а я-то знал этот материал.

Вы хотя бы выигрывали?

Выигрывал и проигрывал. Понятно, что это плохо кончилось. Чтобы расплатиться с долгами я украл деньги у своей родной бабушки, фактически все ее сбережения. И вот только после этого бросил играть. Завязал. Но из института меня тогда с позором выгнали. Я собрался идти в армию, в десантники. Я заикался, медицинская комиссия решила, что у меня что-то не в порядке с челюстью. Заикание никакого отношения к челюстно-лицевой хирургии, конечно, не имеет, но меня отправили на экспертизу в военный госпиталь. Там молодая женщина-врач посмеялась и спросила, хочу ли я в армию? А я уже служить расхотел - было понятно, что мне светит только стройбат. Врач мне выписала справку, что челюсть у меня не в порядке, так меня в армию и не взяли. После этого я пошел работать на «Мосфильм» осветителем. Осветители - это рабочий класс, но мне было интересно, я видел как люди снимают кино. Начал писать. В «Литературной газете» была 16-я полоса - одна из самых читаемых, где публиковались лучшие юмористы и сатирики: Григорий Грин, Аркадий Арканов, Леонид Лиходеев. Фридрих Гренштейн - одним словом, мастера. Я пришел с улицы, и они взяли мои рассказы. А потом сказали: чего ты дурака валяешь? Иди учиться. И посоветовали сценарное отделение ВГИКа. Я пошел учиться и продолжал писать короткие смешные рассказы. Мне было уже 23 года, у меня родился сын, поэтому надо было зарабатывать. После ВГИКа стал работать спецкором журнала «Крокодил». Там был огромный отдел писем, в котором работали десять человек. Вся страна жаловалась «Крокодилу». Письма были настоящим кладезем уникальных историй. Можно было выбрать любое письмо, поехать в командировку и посмотреть, как живет страна.

Вы решили стать режиссером, потому что хотелось снимать самому или были недовольны, как воплощают ваши сценарии?

По моим сценариям были сняты многие фильмы, в том числе «Любимая женщина механика Гаврилова» и другие популярные комедии. Я был не то что недоволен, просто сценарист - это в кино вторая профессия. Многие сценаристы хотят делать что-то сами. Я начал снимать поздно, мне было уже за тридцать. И у меня была невероятная жадность к работе. Наверное, поэтому я снял больше, чем нужно. Брался и за одно, и за другое, мне все хотелось попробовать. У вас была картина «Непрофессионалы» и следом фильм Профессионал».

А когда вы почувствовали, что у вас получается, что вы профессиональны?

Каждый раз, когда начинаешь снимать картину, нет никаких гарантий, что у тебя получится. Даже те профессионалы, кто работает по лекалам, все равно не застрахованы от провала. В этом тоже заключается магия кино. Можешь быть уверенным на площадке, но предугадать результат невозможно. Я научился спокойно к этому относиться. Бывает ведь и так, что твоя история интересна миллионам зрителей, а случается, что она понятна очень узкой аудитории. Но эта узкая аудитория не менее ценна - это особая категория талантливых зрителей. Вначале 90-х многие российские кинематографисты поехали работать в Америку.

Как пригласили туда вас?

- Люди-то поехали, но практически ни у кого ничего не получилось. Я сам не рвался, но возможности появились благодаря огромному количеству кинофестивалей в Америке. Меня позвали, я поехал, было интересно посмотреть страну, но понял, что не смогу там работать. Там надо начинать все с нуля, а для меня это было слишком поздно. И я вернулся обратно. Но вскоре в России стало совершенно невозможно работать. В 1992 году ничего не снималось. Началось кооперативное кино. Если ты хотел работать, то надо было снимать глупые комедии. Вот тогда я решил, что стоит попробовать снять что-то за рубежом. Вы тогда были женаты на американке Каролин Кавальеро.

Она как-то повлияла на ваше решение?

Нет. Мы нормально жили в России и уезжать в США не планировали. Если уж мы куда-то и переехали бы, то в Европу. К тому времени меня в Европе знали. Но в Америке все пошло не так уж плохо, потому что, как оказалось, я владею тем, что называется story telling - умею рассказывать понятные истории. Мы приехали в Америку, и один мой товарищ тут же попросил меня написать сценарий.

Ваш товарищ - это режиссер, сценарист и продюсер Александр Рокуэлл?

Да, это он.

Правда, что когда вы попали в Лас-Вегас, то не смогли удержаться от соблазна и пошли играть?

Это действительно так. Мы ехали в Аризону, где снимал Джон Форд, где индейские резервации, фантастическая с точки зрения кино натура. Но для этого надо было проехать через Лас-Вегас и там переночевать... Я не прикасался к картам лет двадцать, с того самого случая с бабушкой, про который рассказывал. Проснулся я рано утром, а там и отель, и казино в одном месте. Спустился вниз и проиграл практически все, что у меня было. Так что желание получить работу стало необходимостью.

Нет худа без добра?

Точно. Я написал сценарий. Рокуэлл снял фильм («Тот, кто влюблен»). Я получил за него деньги и заодно понял, что могу работать в Америке. Позже вернулся в Россию, снял здесь «Кавказского пленника», в котором уже снимался мой сын Сережа, картина опять оказалась понятной всему миру, была номинация на «Оскар», после которой открылись многие двери.

Как вы жили в США? Говорят, среди ваших соседей были Жаклин Виссе, Map лон Брандо и Анжелика Хьюстон.

Не совсем так. Жаклин Биссе была приятельницей, но не соседкой. Марлона Брандо я знал, но жил он в другом месте. Район в Лос-Анджелесе, где жил я, называется Venice Beach, он дешевый, для творческой интеллигенции. Там когда-то жили Чарльз Буковски, покойный Деннис Хоппер. В пяти минутах ходьбы от нашего дома стреляли даже днем - выясняли отношения черная и мексиканская мафии. Соседи были обычными людьми, довольно приятными. Америка вообще доброжелательная страна. Анжелика Хьюстон жила прямо на берегу в десяти минутах пешком от меня. Ее муж известный скульптор.

В гости друг к другу не ходили?

В гости - нет, но были знакомы.                                    

Пока были в Америке, как вы общались с сыном? Сергей приезжал к вам?

Приезжал. Я ушел из семьи, когда ему было шесть, но от детей ведь не уходят. Я вернулся, когда ему было 14. Когда он оканчивал университет, готовился писать диплом, он провел лето у меня в Америке. Я хотел, чтобы он продолжал учиться.

Но вы отговорили Сергея поступать во ВГИК?

- Он хотел на сценарное, а я считал, что идти после школы учиться писать сценарии не надо. Я до сих пор уверен в том, что научить писать сценарии можно за неделю. Куда важнее - знать, о чем ты хочешь писать. Для этого нужен жизненный опыт. Еще раньше, в 14 лет, Серега обмолвился, что хочет стать актером. Тут я был категорически против: сказал, что это только через мой труп. Актер - сложная профессия, где тебя выбирают. Если быть актером, то гениальным. Можно быть средним инженером, но быть средним актером - ни к чему. И я его отговорил. С другой стороны, если бы он не послушался и все-таки отправился во ВГИК, то я бы его, конечно же, поддержал. Но он пошел на исторический. А позже опять все вернулось на круги своя: он стал не просто актером, а суперактером.

Как он оказался у Вас в «Кавказском пленнике»?  Вы чаще соглашались друг с другом, или спорили?

Серега у меня появлялся в фильмах, в эпизодических ролях, но мне просто хотелось проводить с ним время, и я брал его на съемки с собой, снимал. Когда мы начали работать над «Кавказским пленником», он уже окончил университет, и - я не помню, сам он попросился или я предложил - стал моим ассистентом. Он поехал в Дагестан, помогал искать актеров и нашел эту замечательную девочку, главную героиню актриса Сусанна Мехралиева.  Я тем временем проводил пробы и когда понял, что в главной роли будет сниматься Олег Меньшиков, то никак не мог найти ему пару. Серега вернулся из Дагестана и сказал: попробуй меня. Я удивился, а потом понял, что мне нужен такой, как он. Я всегда был против того, чтобы режиссеры снимали своих детей. Думал: неужели нельзя найти других актеров, это же так просто. Оказалось, был неправ. Мы с Серегой несколько дней репетировали дома, так, чтобы никто не знал. У картины был продюсер, мой бывший ученик Борис Гиллер. Он был журналистом, учился у меня во ВГИКе, хотел снимать коммерческое кино. Это был тот самый новый тип бизнесмена, с хваткой и чутьем. Он основал свою газету, заработал денег и прилетел ко мне в Лос-Анджелес с предложением снять фильм по Кавказскому пленнику. Он видел здесь коммерческую историю и, наверное, был прав. Для него были очень важны актеры. Меньшиков был звездой. А когда я сказал, что хочу попробовать сына, Гиллер, при том, что хорошо относился к Сереге, сказал: мы делаем кино не для того, чтобы снимать своих детей. Я ответил: «Боря, проведу пробы - увидишь сам». Пробы показали, что Серега делает все замечательно. Я сказал: можешь выбирать. Я дал право выбора, зная, что на самом деле выбора нет. Подумав несколько дней, Борис тоже согласился. Но до сих пор осталась легенда, что я не хотел снимать Серегу. Это была первая наша большая работа. Я понимал, что это сложно, потому что видел все-таки того Серегу, которого знал, своего сына. Но он сделал все верно, попал в точку. После чего у Сережи все и началось: программа «Взгляд», другие фильмы. По-настоящему поразился после просмотра картины «Брат». Я смотрел кино в Каннах, со мной фильм смотрела моя бывшая жена-американка, а она очень хорошо разбирается в кино. После просмотра я повернулся к ней и сказал: «Он здорово сыграл!» А она: «Ты что, не понимаешь, что у тебя сын - звезда!» У немногих есть это качество, которого не приобретешь, не купишь, чему не научишь - полная органичность. Это называется «камера любит тебя». Так Серега стал живой легендой. Серега обрел настоящую народную любовь и стал последним героем страны. Для меня это был невероятно счастливый момент. Вдруг он стал Сергеем Бодровым, а я - Сергеем Бодровым-старшим. Мы были коллегами, друзьями, он давал мне читать то, что пишет, что хочет снимать, а я рассказывал ему свои идеи.

Что за история про пиджак, который он у вас на спор выиграл?

Не у меня. У Меньшикова. Они с Олегом во время съемок играли в кости, и Серега выиграл этот пиджак. Когда он собирался снижать свой последний, так и незавершенный проект «Связной», вы действительно отговаривали его ехать в злополучную экспедицию в Кармадонское ущелье?

Это правда. Было ли у меня какое-то предчувствие? Не знаю... Мне казалось, что он торопится. Я советовал начать с московских сцен, подготовиться, а на Кавказ поехать позже. Сценарий был замечательный. Я шутил, говорил: пиши больше, снимать потом будешь! Услышал, как Серега кому-то сказал: «Меня отец впервые похвалил!», и подумал: может, я действительно его мало хвалю? Потом, приехав в Кармадон, я понял, почему он так спешил туда на съемки. Там была первоклассная натура, абсолютно точная для его фильма.

Вы там каждый год бываете?

Каждый год не бываю, слишком тяжело.

У вас были истории, в которых вы хотели его снимать?

Я знал, что он на многое способен, и, конечно, думал об историях, в которых мог бы его снять. Все это закончилось в один день... Мне предлагали доснять «Связного», но тут и обсуждать нечего. Нет смысла.

Фильм «Сестры» должна была снимать Гука Омарова, но снял Сергей. Почему?

Мы написали сценарий для Гуки, но не смогли найти денег на фильм. Сценарий лежал. Серега начал писать «Морфий», который давался ему с трудом. Я ему советовал снять что-нибудь попроще для начала. Потом он приехал ко мне в Америку - мы снимали тогда картину «Давай сделаем это по-быстрому». Я ему сказал: «В последний раз предлагаю сценарий, а то отдам кому-нибудь!» И он согласился. К режиссерам это не имеет отношения. Режиссер должен уметь настаивать на своем.

Правда, что Гука долгое время жила в Голландии?

Она и сейчас гражданка этой страны. Но у нас такая профессия, что мы не можем быть привязаны к одному конкретному месту. Скажем, когда меня спрашивают, где живу я. отвечаю, что живу там, где работаю.

Вы меняетесь в зависимости от того места, где живете?

Есть пословица: «В Риме поступай как римлянин». И это правильно. Относиться с пренебрежением к чужим обычаям и культуре глупо. Если живешь в Китае, то научись работать как там, или ничего не выйдет.

Вы в начале разговора сказали о восточном смирении. Как вам удается быть режиссером и воспитывать его в себе?

Это тяжело, особенно режиссеру. Смиренным может быть монах. И я не знаю монахов, которые бы снимали фильмы. Я понял лишь то, что не надо тратить жизнь впустую, на ненужные разговоры, незначительные дела, мелкие мысли. Поэтому я тщательно выбираю каждую картину, которую буду делать, Скажем, «Монгол» был для меня важным проектом. После того, что случилось с Серегой, я хотел взвалить себе на плечи что-то неподъемное. Мне надо было быть занятым.

У вас есть дочь Ася. Вы общаетесь?

Конечно. Она родилась в Казахстане, где я работал, в Алма-Ате. Окончила там же университет, работала на последних моих картинах, и сейчас будет учиться в Германии.

А внуков часто видите?

Вижу, но стараюсь мало про них рассказывать. Они замечательные, но мы бережем их от пристального внимания. До сих пор их преследуют, пытаются сфотографировать из-за забора. Наша пресса все не может оставить их в покое.

Если бы вы снимали автобиографический фильм, чего бы там не было и на чем. бы, напротив, сделали акцент?

Я не планирую снимать автобиографический фильм. Но если уж это делать, или писать книгу, то надо быть предельно откровенным. Выворачивать себя наизнанку, как Чарльз Буковски, который рассказывал, как трахал всех своих баб, как пил и умирал от блевотины... Настоящие автобиографии пишут, не жалея себя. Если ты на это не способен, то и не берись. Для этого, как говорят американцы, нужны balls. А если ты боишься показать себя со всеми своими слабостями и недостатками, то не трать зря пленку и бумагу.

С этой статьёй читают

Чуть рекламки ;) Коммент. (1) Новое на форуме

Кристина
Очень интересная статья, много нового узнала (спасибо*)
Кристина 16 октября 2013 09:11 Ответить
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера